Зелёный Социализм

Меня невозможно убить,
я в сердцах миллионов

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.

Ресурсы

Красное ТВ Левый Фронт – Земля крестьянам, фабрики рабочим, власть Советам!
kaddafi.ru - это сайт,где собраны труды Муаммара Каддафи и Зеленая Книга Сирийское арабское информационное агентство – САНА – Сирия: Новости Сирии
Трудовая Россия чучхе Сонгун
Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть!» АВАНГАРД КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ ТРУДОВОЙ РОССИИ
Инициативная группа по созданию международного движения «Коммунистическое развитие в 21 веке»
Политическая партия "КОММУНИСТЫ РОССИИ" - Тольяттинское городское отделение
Защитим Мавзолей!
За СССР! Есть главное, ради которого нужно забыть все разногласия
Владимир Ленин - революционер, мыслитель, человек
За продолжение дела Уго Чавеса!
Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки - Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки
Проект «Исторические Материалы» | Факты, только факты, и ничего, кроме фактов...

Help!

Разместите баннер у себя на сайте или в блоге:

Учёный, Учитель, Коммунист.

Название: Учёный, Учитель, Коммунист.
(к 80-летию В.А. Вазюлина)

Автор: А.В. Харламенко

Дата: 2.09.2012

Источник: http://prometej.info/new/mir/4011-vazioulin.html

30 августа 2012 года Виктору Алексеевичу Вазюлину исполнилось бы 80. Сам он считал, что организм человека природой рассчитан лет на 150 и его век сокращает только несовершенство отношений людей с природой и друг с другом, характеризующее «предысторию человечества». Эту мысль ярко и жестоко подтвердила его собственная судьба. Разум великого ученого и мыслителя – частица подлинно человеческой истории, вскормившей и закалившей его, а затем вновь ушедшей в грядущее – светил негасимым светом до последнего дня. Но организм, тяжко израненный потерями и поражениями, не дотянул до юбилея меньше чем восьми месяцев…

Еще живы в памяти последние встречи. Кажется, только что мы, ученики, навещали его в больнице, строили планы, думали вместе встретить сегодняшний юбилей. Разговаривали о будущем, настоящем, прошлом.

Потомственный коммунист, сын кадрового партийца, он вспоминал годы своего детства и юности как лучшие в советской истории. Сколько бы враги ни тщились заклеймить их куцым и злобным определением «годы репрессий», заставить забыть великую эпоху укрепления экономических и политических основ Советской власти, героического напряжения сил всего трудового народа, победы в великой войне с фашизмом. Никакие оттепели, перестройки и десталинизации не поколебали убежденности Виктора Алексеевича в том, что путь, пройденный Страной Советов, был в главном и основном единственно возможным для пролетарской Революции и лучшим для людей труда – не в последнюю очередь потому, что соответствовал высшим в то время достижениям марксистско-ленинской теории. Закономерно, что именно эту теорию Виктор с юности избрал делом жизни. Напрасно отец и его товарищи, знавшие сложность положения теоретика в советском обществе, пытались его отговорить. Он уже тогда чувствовал: здесь, на поле теории, предстоит решающая борьба за дело социализма и коммунизма.

Годы учебы на философском факультете МГУ (с 1950 по 1955) и аспирантуры (окончил в 1962-м) были годами перемен в СССР и мировом коммунистическом движении. Прежняя форма социализма, прежние методы работы уже не соответствовали новым условиям. В подобные времена одни пытаются законсервировать старое и подменяют знание верой или ее имитацией, другие вместе с грязной водой готовы выплеснуть ребенка. Виктор Алексеевич с юности и на всю жизнь прокладывал путь между Сциллой догматизма и Харибдой ревизионизма на корабле подлинно научной Теории.

Когда есть на то исторические причины, мощная гравитация теории притягивает незаурядных людей, и в те годы на философском факультете МГУ их училось немало. Старшим товарищем Виктора Алексеевича был Эвальд Васильевич Ильенков ( смотри - [1] ). Может быть, Ильенков был в чем-то ярче, Вазюлин – строже. История философии, движущаяся по диалектической спирали, знала сходные ситуации: Пифагор и Гераклит, Платон и Аристотель («Платон мне друг…»), Паскаль и Декарт, Шеллинг и Гегель…

В центре внимания Виктора Алексеевича был самый фундамент теории – ее логика и методология – в соотношении с живой тканью истории. Об этом свидетельствует уже тема его кандидатской диссертации (1964 г.) - "Развитие проблемы исторического и логического в экономических трудах К.Маркса и Ф.Энгельса в 50—60-х гг. XIX в." Закономерно, что основным местом работы Виктора Алексеевича стала кафедра истории марксистско-ленинской философии родного факультета. За тридцать лет он прошел путь от младшего научного сотрудника до профессора. Общий курс лекций по истории марксистско-ленинской философии, курсы лекций и спецкурсы по методологии научного исследования он вел на философском, историческом, филологическом факультетах и факультете журналистики. Подготовил более 20 кандидатов и двоих докторов наук. Награжден медалью «Ветеран труда». Удостоен серебряной Медали Я.Коменского за лекционную работу в университетах Братиславы и Праги – там в те годы проходил главный фронт теоретико-идеологической борьбы.

Докторская диссертация В.А. Вазюлина посвящена самой фундаментальной теме из разрабатывавшихся философами-марксистами: «Система категорий диалектической логики в "Капитале" К.Маркса» (1972). Основное содержание этого труда изложено в книгах «Логика «Капитала» К. Маркса» (М., 1968) и «Становление метода научного исследования К.Маркса (логический аспект)» (М., 1975).

Яснее и глубже, чем кто-либо другой после гениальных догадок В.И. Ленина в «Философских тетрадях», Виктор Алексеевич осознал, в какой мере «Капитал» есть главный труд Маркса – не только как величайший шедевр политической экономии, но и как столь же великое достижение философии, как основа качественно новой методологии научного исследования. Причем ни одна из этих двух сторон великого творения мысли – ни политэкономическая, ни философская – в принципе не существует отдельно от другой.

В.А. Вазюлину первому удалось выявить систему категорий диалектического метода «Капитала» – Логику с большой буквы, содержащуюся в главном труде Маркса незаметно для поверхностного ума и не во всем осознанно даже для великого автора. Сопоставляя ее с системой гегелевской Логики, Виктору Алексеевичу удалось раскрыть их сходство и различие, что позволило также наиболее полно, в систематической форме, выделить и изложить рациональное содержание Логики Гегеля.

Но этим достижения исследователя не ограничивались. Проделав огромный труд систематического категориального осмысления политэкономического содержания «Капитала» с параллельным критическим анализом «Науки логики» Гегеля, В.А. Вазюлин смог понять теоретические основы «Капитала» как основные принципы научного исследования любого органического целого. Причем сами эти принципы были осознаны на качественно более глубоком, чем прежде, уровне. Виктором Алексеевичем убедительно доказано, что восхождение от абстрактного к конкретному не отменяет своей противоположности – движения от чувственного конкретного к абстрактному, – а существует лишь в диалектическом единстве с ним, так же как и логический подход – в единстве с историческим.

В.А. Вазюлин применил принципы материализма и диалектики и к самому марксизму как предмету исследования, рассмотрев его историю исходя из методологии наиболее разработанной из его составных частей – политэкономии капитализма. К развитию взглядов К.Маркса, научного мышления вообще Виктор Алексеевич подходил как к естественноисторическому процессу, идущему вперед, как и все в мире, через возникновение и разрешение противоречий. Он не прошел мимо столь «непопулярного» аспекта развития научного знания, как закономерно присущая ему на каждом этапе историческая ограниченность и относительные заблуждения, диалектически противоречиво связанные с его объективно истинным содержанием. Все это позволило раскрыть закономерности и противоречия становления научного исследования как движения познающего мышления от поверхности предмета к его сущности.

В дальнейшем на первый план в исследовательской работе Виктора Алексеевича выходят теория и методология всеобщей истории. Разумеется, далеко не случайно. В канун грозных потрясений, уже надвигавшихся на Советскую страну и весь мир, им написана небольшая, но емкая работа «Диалектика исторического процесса и методология его исследования» (М., 1978). Уже в разгар «перестройки» вышла в свет «Логика истории» (М., 1988). Этому фундаментальному труду, как не раз случалось в истории общественной мысли, суждено было во многом стать и теоретическим завещанием – ученикам, а может быть, и потомкам.

Творчески развивая метод научного исследования К.Маркса, В.А. Вазюлин обосновал качественно новую концепцию истории человечества. Последняя была впервые понята как целостный процесс, основывающийся на взаимодействии отношений людей с природой и общественных отношений между людьми. Исходя из этой естественноисторической основы, автор выделил основные этапы пройденного человечеством и предстоящего ему пути: предпосылки его истории (выделение из мира природы), первоначальное возникновение (первобытнообщинная эпоха), формирование (эксплуататорское общество), зрелость (коммунизм).

Сохраняя и развивая положительное содержание классической марксистской концепции структуры общества (производительные силы, производственные отношения, базис и надстройка, формы общественного сознания и др.), В.А. Вазюлин не удовлетворился представлением об этой структуре как присущей одинаково всем формациям, лишь с разным конкретно-историческим «наполнением». Полагая, что подобный подход не вполне отвечает принципам диалектики и историзма, он пришел к выводу, что сама эта структура формируется и развивается исторически. Соответственно, и оперировать данными категориями надо тоже исторически, с учетом степени их применимости на изучаемом этапе истории. Характерные черты, присущие классам, классовой борьбе, социальным отношениям, государству и политике, революции и эволюции и т.д. в эпоху развитого капитализма, нельзя механически переносить на те стадии исторического развития, когда все эти атрибуты классово-антагонистического общества или только еще складываются и формируются, или уже отмирают.

Как полагали автор и его ученики, «Логикой истории» было положено начало диалектическому «снятию» прежней конкретно-исторической формы материалистического понимания истории. Новая концепция открыла возможность более обоснованного и достоверного, чем прежде, познания закономерностей и перспектив развития общества. Именно на ее основе В.А. Вазюлин поставил вопрос о социалистических революциях ХХ века как о «ранних» ( смотри - [2] ), подобно тому, как и каждая из предыдущих формаций знала ранние стадии. Во избежание недоразумений надо подчеркнуть: этим ничуть не оспаривались историческая закономерность и объективная необходимость «ранних» революций, их огромный вклад в прогресс человечества. Речь шла о том, что объективные предпосылки нового общества – соотношение экстенсивного и интенсивного развития производительных сил, формального и реального обобществления производства и другие – в ХХ веке не достигли полной зрелости. Поэтому, как и в ранних революциях на прежних этапах истории, велика была вероятность поражений и попятного движения. Тем самым причины контрреволюции и реставрации капитализма в ряде раннесоциалистических стран были раскрыты как объективные в основе, в противоположность обычному сведению этих причин к субъективному фактору, что заводит науку и политическую практику в тупик. В то же время данный подход противостоит любым нападкам на коммунистическую перспективу: «неизбежность коммунизма» (название одной из статей В.А. Вазюлина) объективно обусловлена всем ходом истории человечества и в принципе не может быть опровергнута никакими поражениями ранних революций.

Научная и педагогическая деятельность В.А.Вазюлина, как и любого настоящего ученого и мыслителя, была внутренне связана с его жизненной позицией, с самим складом его личности. Он жил, работал и боролся во имя общества, сыном которого был, во имя подлинного прогресса человечества. Всегда был готов помочь ученикам и товарищам всем, чем мог. Интеллектуальная и моральная чистота и чуткость были присущи Виктору Алексеевичу в высшей степени. Они придавали ему силу и стойкость, но они же делали его очень уязвимым, когда Родине и Идее грозила смертельная опасность, а возможности активно противостоять врагу жестко ограничивались обстоятельствами. Он сам рассказывал автору этих строк, что еще в середине 60-х годов, общаясь со студентами, почувствовал, а затем и отчетливо понял: лет через двадцать, когда эти люди начнут определять жизнь страны, Советскому Союзу едва ли удастся устоять. Это было тяжкое потрясение, и оно нанесло тяжелый удар здоровью: Виктор Алексеевич начал терять зрение.

А впереди ждали новые удары. Его труды издавались малым тиражом, после долгих лет задержки, очень смахивающей на саботаж. Теория не востребовалась теми, кто принимал политические решения. Катастрофа подступала все ближе и, наконец, обрушилась лавиной.

Гибель социалистического содружества и Советской Родины. Слабость сопротивления, лавина ренегатства и приспособленчества. Уничтожение марксистской науки СССР, ликвидация кафедры, которой отданы десятилетия. Потеря самого близкого человека – любимой жены Софьи Дмитриевны. Безвременный уход из жизни Елены Николаевны Гнилосыровой-Харламенко, которую Виктор Алексеевич считал самой талантливой своей ученицей.

Тьма наступала со всех сторон не только из-за прогрессирующей болезни глаз. Трудно оставаться ученым, когда поле твоей деятельности всё плотнее оккупируется конъюнктурщиками от науки, радостно сбросившими оковы строгой исследовательской методологии; когда место более-менее объективной экспертной оценки вклада в науку занимают пресловутые PR-технологии. Трудно быть наставником, когда по мере внедрения в отечественный обиход образовательных реформ по западному образцу молодежь все старательнее «оберегают от опасности» обрести в ходе обучения сколько-нибудь объективную и систематическую картину мира.

Но и в самые тяжелые годы Виктор Алексеевич старался противостоять общественному регрессу, катастрофическому падению интеллектуального и морального уровня общества. В 1990-х он — профессор кафедры этики философского факультета МГУ. В его «область научных интересов», как принято писать в документах, входили самые актуальные для общества проблемы: теория и история морали, экономика и мораль, нравственный идеал и смысл жизни.

В.А. Вазюлин становится вдохновителем и научным руководителем интернационального коллектива своих учеников и последователей из России, Греции, Германии, Португалии, Ливана – Международной логико-исторической школы. Он выступает на конференциях Школы, в сборниках ее трудов публикуются его статьи и интервью. Усилиями учеников «Логика «Капитала» К. Маркса» и «Логика истории» выходят в свет на греческом и немецком языках, готовятся к изданию на португальском и испанском. Статья об авторе публикуется в греческой философской энциклопедии. К концепции В.А. Вазюлина проявляют интерес ученые КНР.

Виктор Алексеевич активно участвует в идейно-политической борьбе. Публикует статьи в коммунистических газетах, в журнале «Марксизм и современность», который считает лучшим теоретическим изданием разрушенного СССР. Бурной осенью 1993-го пытается объяснить руководителям Верховного Совета РФ, как развиваются события, что надо и чего не надо делать. Но к нему и на этот раз не прислушиваются. В ночь с 3 на 4 октября многие из учеников, придя из-под пуль, звонят ему, и он не скрывает радости, что никто из нас зря не погиб. Сам он до последних лет, несмотря на все ухудшающееся здоровье, не пропускает почти ни одной демонстрации и митинга под красными знаменами. Резко критикует проявления правого оппортунизма и левого сектантства, пренебрежения теорией и идейной всеядности, догматизма и лености мысли. Снова оказывается «не ко двору» у генералов от оппозиции, старательно готовящихся, в лучшем случае, к прошедшей войне...

Виктор Алексеевич предвидел новый перелом исторической ситуации в России и во всем мире. Еще в начале первого десятилетия нового века предупреждал, что империалистическая агрессия, захлестнувшая Югославию, Афганистан, Ирак, – не просто цепь локальных войн, но начало мировой войны нового типа, угрожающей всему человечеству, что выйти из этой катастрофы не удастся без нового цикла революций. В последние месяцы, отмеренные судьбой, неустанно расспрашивал о борьбе народов Кубы и Венесуэлы, Греции и Португалии, Ливии и Сирии. Когда же московские площади вновь зашумели митингами, – предостерегал товарищей от опасности перехвата инициативы буржуазно-империалистической реакцией, готовой подменить красную революцию пролетариев фальшивой имитацией «революции» иной расцветки: белой, оранжевой, зеленой, черно-коричневой. Масштаб мыслей Виктора Алексеевича, как всегда, превосходил способность даже самых передовых сил общества усвоить их и воспользоваться ими во благо. Этот разрыв нарастал с каждым годом контрреволюции и реакции, закономерно снижавших интеллектуальный, политический и моральный уровень общества. Напряжение, вызванное событиями 2011-го, одновременно фарсовыми и трагическими, исчерпало последние силы Виктора Алексеевича…

Нам остаются его труды. Остаются вынесенные из общения с ним знания и убеждения. Остается долг понести его знамя дальше. Обязанность, как говорил еще Спиноза, начинать не с того, чтобы смеяться, плакать или порицать, а с того, чтобы понять. Ни при каких обстоятельствах не терять головы, не забывать своей ответственности перед товарищами и перед Историей. Мыслить, исследовать, понимать.
.
.
Примечание:

[1] - http://za-kaddafi.org/node/12853 ,
[2] - http://za-kaddafi.org/node/12897 .

Соцсети

Опрос

К какой религиозной конфессии вы себя относите или не относите ?
атеизм
20%
агностицизм
4%
христианство
44%
ислам
10%
буддизм
8%
другое
14%
Всего голосов: 111

Темы на форуме