Зелёный Социализм

Меня невозможно убить,
я в сердцах миллионов

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 9 гостей.

Ресурсы

Красное ТВ Левый Фронт – Земля крестьянам, фабрики рабочим, власть Советам!
kaddafi.ru - это сайт,где собраны труды Муаммара Каддафи и Зеленая Книга Сирийское арабское информационное агентство – САНА – Сирия: Новости Сирии
Трудовая Россия чучхе Сонгун
Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть!» АВАНГАРД КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ ТРУДОВОЙ РОССИИ
Инициативная группа по созданию международного движения «Коммунистическое развитие в 21 веке»
Политическая партия "КОММУНИСТЫ РОССИИ" - Тольяттинское городское отделение
Защитим Мавзолей!
За СССР! Есть главное, ради которого нужно забыть все разногласия
Владимир Ленин - революционер, мыслитель, человек
За продолжение дела Уго Чавеса!
Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки - Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки
Проект «Исторические Материалы» | Факты, только факты, и ничего, кроме фактов...

Help!

Разместите баннер у себя на сайте или в блоге:

Сергей Дондо - "Звезда"

Рассказ Сергея Дондо (главного редактора газеты Планета Антиглоб, члена Союза журналистов Москвы) "Звезда"

Звезда

Случилось это хмурым осенним вечером, когда низкие свинцовые облака словно навалились на умершую пожухлую землю всей своей сырой тяжестью.

Накрапывал мелкий дождь, и серая бледная призрачная пелена ещё одного безнадёжно-унылого в бесконечной цепи таких же, как этот пошлых и бессмысленно-печальных дней с каждой минутой всё больше наливалась тьмой, ползущей откуда-то из уже совсем страшно-чёрного леса и из находящегося в этом лесу болота.

Я сидел в прокуренной крестьянской горнице за столом, на котором красовалась початая бутылка «Путинки» и пластиковая полторашка с пивом «Три медведя». Закуской служила варёная картошка, несколько кусочков хлеба, да пол-пакета пряников «Красная цена».

Хозяин дома Михаил Михайлович Корсун, сторож местного садового товарищества «Ветеран», рассказывал мне о житье-бытье в «новой», «демократической» деревне.

Картина вырисовывалась нерадостная: получалось, что сам Михаил Михайлович получает за сторожёвство всего шесть тысяч рублей, жена-инвалид не работает... Вроде бы, и получает пенсию за свою хворь, да только что сейчас на такие деньги купишь — так, слёзы одни...

Так ведь на свои шесть тысяч да на жёнину пенсию Михаил Михайлович ещё двух сыновей кормит—младшего, Димку, так тот ещё совсем пацанёнок--в 4 класс ходит, и старшего, Виталика, 30-ти лет отроду.

Вроде бы, кому как не Виталику и быть отцу помощником, ан нет! Случилась в семье Корсунов беда — спился старший!

Беда эта подкралась к Корсунам незаметно. Лет десять назад услышал Виталик по радио похабную песню про Мишку Горбачёва и его жену Райку, да только песенка-то та оказалась не простой, с подковыркой: «Давайте лучше выпьем им назло!» пелось в ней. Ну, а Виталик принял это за чистую монету, взял и выпил! ИМ на зло! Да только какое ИМ этого зло? ИМ от этого не зло, а РАДОСТЬ одна!

Ну, а дальше пошло-поехало: выступает по ящику Ельцин – Виталик к бутылке тянется: мол, сейчас я им, гадам, назло возьму и выпью... И пьёт! Выступает по Первому каналу Путин — Виталик опять в водке, к «Путинке» этой, будь она трижды неладна!... И опять пьёт... Совсем от рук отбился парень! Мобильных телефонов одних сколько потерял. А недавно бухой ночью на чужой участок через забор сиганул и — к собаке в конуру залез, к овчарке... И как она его только не загрызла...

....Взяв папиросы и зажигалку, мы с Корсуном вышли на крыльцо. Немного помолчали, затем Михалыч сказал:

– Вот ты, Сергей Анатольевич, - человек умный, образованный, - так скажи: что нам, простым людям, делать? «Единая Россия» – партия жуликов и воров! Жириновский — шут гороховый... Зюганов говорит, вроде бы, правильно, но что говорит, не делает...

Закурили. Со стороны лесного болота промозглый ветерок донёс гнилостный запах тухлой застоявшейся воды.

– Место это - гиблое, – сказал Михаил Михайлович, затянувшись “Примой”. – Вот, например, была война с немцем. Наших, допустим, хоронили там в Веселёве, в Верее, в Ястребове — везде есть братские могилы. А немцев, финнов всяких - здесь во время Войны финны стояли, так они ещё злее немцев были - куда девать? Понятное дело, всех - в болото. Или взять, к примеру, тех же жуликов. Куда жулики трупы прячут? - Тоже в болото...

Не успел Михаил Михайлович закончить фразу, как словно жалующаяся на горькую судьбу душа погребённого в холодной склизкой болотной жиже мёртвого, из чащи донёсся печальный и протяжный крик какой-то ночной птицы.

– Ну нельзя так жить! – с каким-то ожесточением сказал вдруг Корсун. Но в тот же момент в тусклом свете вставленной в патрон над крыльцом голой лампочки, я с удивлением увидел, как вновь изменилось выражение его глаз, и в них появилось что-то новое, светлое:

– А что, говорят у нас новые коммунисты появились, настоящие, и руководит ими товарищ Максим Сурайкин, это правда? Неужели дождались?

– Да, правда! – ответил я. – Зюгановская КПРФ уже давно превратилась в болото и филиал Кремля, но простые коммунисты разобрались что к чему, и избрали Максима Александровича Первым секретарём Компартии!

– Вот хоть бы хоть одним глазком на Сурайкина поглядеть! А то по телевизору его, говорят, как-то показывали, да у меня телевизор два года назад сломался, а на ремонт денег не хватает...

– Подожди, Михалыч, сейчас газету принесу! – сказал я Михаилу Михайловичу, и, вернувшись в дом, достал из своей сумки для агитматериалов последний номер “Коммунистов России”, на последней странице которого была фотография Максима Александровича в будёновке. Потом вновь вышел на крыльцо и дал газету старику:

– Вот, посмотри! Газету можешь оставить себе...

Михаил Михайлович долго всматривался в портрет Максима Александровича, и наконец твёрдо и решительно произнёс:
– Этот стану выведет! Наш, свой! Народ за ним пойдёт!

Вдруг резкий порыв ветра разорвал гнетущий солярис продолжающих точить сыростью перемешенных с туманов низких облаков, и в небе образовался большой разрыв, залитый светом огромной сияющей звезды, окружённой целой плеядой обычных рядовых звёздочек, которые своим скромным светом словно усиливали сияние своего небесного вождя.

А ветер всё крепчал. Уже почти всё небо было очищено. Исчез болотный смрад, а воздух стал хрустально прозрачен, свет и крепок.

Словно заворожённые, мы наблюдали это таинственное преображение природы вокруг нас.

– Всё, вступаю в “Коммунисты России”! И Виталику своему скажу, пусть тоже вступает!

Через несколько дней на митинге против нарушения жилищных прав граждан в Москве я встретил Корсуна-старшего с сыном. Виталик был абсолютно трезв. В руке он держал красный флаг, и лицо его было как-то очень по-пролетарски одухотворённое.

– Завязал с вином сынок! - сказал Михаил Михайлович. – Вот тоже решил коммунистом стать!

Я улыбнулся и зачем-то посмотрел на закатное небо – над крышами многоэтажных домов вновь светила яркая пульсирующая звезда. И я подумал: ”Да, правильно сказал этот простой русский старик — эта Звезда выведет!”

Cамарская пенсионерка гниёт заживо!


Поистине, в буржуазном обществе с его культом золотого тельца и чистогана нет предела человеческой жадности и жестокости! И нет такого преступления, на которое не пошли бы обезумевшие от жажды наживы морально разложившиеся под воздействием Западной пропаганды либерально мыслящие атомизированные особи!

Особенно омерзительно, когда в жертву маммоне приносятся слабые—старики, женщины, дети... Причём, в подавляющем большинстве случаев подобные преступления совершаются из-за циничного молчаливо-равнодушного попустительства окружающих, паралича органов государственной власти вообще и правоохранительных органов в частности.

За примерами, как говорится, ходить далеко не надо.

Проживающая по адресу: ул. Тушинская, д. 22, самарская пенсионерка Клавдия Григорьевна Поспелова всю свою жизнь отдала делу труда во благо Советского народа--святому делу строительства Социализма!

Всё свою сознательную жизнь Клавдия Григорьевна прожила с мужем Геннадием Сергеевичем Поспеловым, потомственным пролетарием, ветераном Великой Отечественной войны. Жили супруги дружно, честно, чисто, по-Советски, вот только детей им Бог не дал. Двадцать лет назад муж Клавдии Григорьевны умер. Перед смертью Геннадий Сергеевич тяжело болел и жена долго за ним ухаживала.

Проживающие в других населённых пунктах Самарской области родственники Клавдии Григорьевны всегда старались её навещать, чтобы хоть немного скрасить её старческое одиночество.

В последнее время сын от первого брака и две внучки Геннадия Сергеевича—Галя и Таня—даже жили в доме Клавдии Григорьевны, ухаживали за ней. Когда же одну из них Клавдия Григорьевна прописала у себя, то словно боящаяся упустить желанную добычу хищная птица, пернатым вихрем в дом пожилой женщины ворвалась племянница Геннадия Сергеевича и крестница самой Клавдии Григорьевны Ольга.

Обманным путём Ольга убедила Клавдию Григорьевну заключить с ней договор купли-продажи дома и земельного участка, а затем выбросила на улицу родственников, которые к тому времени уже пять лет ухаживали за её крёстной ( приносили ей продукты, обрабатывали огород и т.д.)

Вскоре после этого Клавдия Григорьевны стала плохо себя чувствовать. Крестница отправила её в больницу, а сама уехала отдыхать “на юга”. В лазарете уход за Клавдией Григорьевны осуществлялся в основном силами других больных, так что пока Ольга нежилась на солнышке, совершенно посторонние люди переворачивали и подтирали её благодетельницу.

После больницы состояние Клавдии Григорьевны на короткое время улучшилось, однако затем вновь стало ухудшаться. Не исключено, что это--результат “помощи” Ольги. Но как бы то ни было, в том, что в скромном самарском домике происходит страшное сомневаться не приходится.

Вот уже месяц прошёл с тех пор, как старушка перестала отвечать на телефонные звонки, а когда живущим в другом городе родственникам удалось дозвониться до Ольге, крестница Клавдии Григорьевны с гордостью заявила: “Всё наследие моё: и дом и землю она оформила на меня. В случае, если Клавдия Григорьевна умрёт, я не не обещаю вам об этом сообщить!”

Во время разговора выяснилось, что у пожилой женщины отказали обе ноги и рука, и несчастная лежит в доме одна. Органы соцзащиты в ситуацию не вмешиваются, хотя раньше и приносили Клавдии Григорьевне продукты.

По словам Ольги, раз в несколько дней, а то и раз в неделю она приезжает к больной и привозит ей еду. Телефон у Клавдии Григорьевны есть, но Ольга его не заряжает, чтобы у крёстной не было связи с внешним миром. Уезжая, Ольга запирает дом на замок, чтобы родственники не смогли в него войти.

И хотя Ольга фактически распоряжается пенсией Клавдии Григорьевны, она даже не удосужилась нанять крёстной сиделку.

А поскольку Ольга (в девичестве - Северина) — женщина вполне вменяемая, она не может не понимать, что причиняет своей заживо гниющей от образовавшихся в результате ненадлежащего ухода пролежней благодетельнице нечеловеческие страдания, не может не понимать, что подвергает её жизнь опасности, хотя и оправдывается перед родственниками своей занятостью.

Редакция газеты “Планета Антиглоб” будет внимательно следить за дальнейшим развитием событий.

Данную публикацию прошу считать обращением в органы прокуратуры Российской Федерации.

ДОНДО Сергей Анатольевич,
член ЦК политической партии “Коммунисты России”,
главный редактор газеты “Планета Антиглоб”,
член Союза журналистов России

Соцсети

Опрос

К какой религиозной конфессии вы себя относите или не относите ?
атеизм
20%
агностицизм
4%
христианство
44%
ислам
10%
буддизм
8%
другое
14%
Всего голосов: 111

Темы на форуме