Зелёный Социализм

Меня невозможно убить,
я в сердцах миллионов

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 3 гостя.

Ресурсы

Красное ТВ Левый Фронт – Земля крестьянам, фабрики рабочим, власть Советам!
kaddafi.ru - это сайт,где собраны труды Муаммара Каддафи и Зеленая Книга Сирийское арабское информационное агентство – САНА – Сирия: Новости Сирии
Трудовая Россия чучхе Сонгун
Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть!» АВАНГАРД КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ ТРУДОВОЙ РОССИИ
Инициативная группа по созданию международного движения «Коммунистическое развитие в 21 веке»
Политическая партия "КОММУНИСТЫ РОССИИ" - Тольяттинское городское отделение
Защитим Мавзолей!
За СССР! Есть главное, ради которого нужно забыть все разногласия
Владимир Ленин - революционер, мыслитель, человек
За продолжение дела Уго Чавеса!
Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки - Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки
Проект «Исторические Материалы» | Факты, только факты, и ничего, кроме фактов...

Help!

Разместите баннер у себя на сайте или в блоге:

Товарищ Игорь в апреле посетил Украину.

Снятое им видео:
http://youtu.be/B5_fyz2zW8k

И путевые заметки:

Не жаркой выдалась середина апреля 2014 года. Я уже около часа бесцельно блуждал по автовокзалу Западно-Украинского областного центра под странным названием Ровно. Ждать своего автобуса мне оставалось ещё часа три и, пользуясь предоставленным мне волею судьбы случаем, я пытался всем естеством своим прочувствовать состояние этого города, понять мысли и чувства его жителей. Конечно, автовокзал не самое подходящее место для этого, ведь многие, как и я, просто – “перелётные птицы”, которые даже если их и поймёшь, почувствуешь весь тонкий настрой их души человеческой, о самом городе и его жителях тебе ничего не скажут.

Первое, что несколько удивило меня – ничтожно малое количество курящих. Это резануло глаза, нарушив картинку, ставшую привычной. “Матрица” дала сбой, она привыкла к тому, что около половины людей на картинке – курят. Здесь же курил в лучшем случае каждый десятый – зрелище настолько непривычное в последнее время, что не заметить его мозг просто отказывался. Уже потом стали заметными плохое качество дорог, обшарпанные фасады домов, выцветшие рекламные вывески и старого (возможно ещё советского) типа ларьки. Это было позже, отсутствие курильщиков – вот сенсация!

Я уже успел пообщаться с женщиной, лет 50, жительницей Ровенской области, и к моему великому удивлению узнал от неё, что майдан она не поддерживает, да и не только она, но и “точно половина их села”. Особенно недоумевала Ольга Николаевна (так её звали) по поводу Музычко и Яроша, которых до недавнего времени “и знать-то никто не знал, а теперь они для властей наших – герои”. Ольга Николаевна, оказалась ещё и политологом-экономистом, что не редкость в общем в небольших городках и сёлах, и со сто процентной уверенностью выдвинула тезис о том, что сам по себе майдан был бессмысленным (почему не подождать год до выборов?), что последствия майдана ни к чему хорошему не приведут, а за всё творившееся безобразие придётся рассчитываться нашим детям и внукам. Не найдя никаких возражений, да и не особенно желая возражать, я поблагодарил Ольгу Николаевну, и поспешил к продавцу ларечнику.

Этот человек уже давно привлёк моё внимание тем, что говорил он на “суржике”, некой смеси русского и украинского языков, причём используя преимущественно язык русский, хотя украинским, как оказалось, он владеет в совершенстве. Наслушавшись наших российских СМИ, я был уверен, что в любую секунду на ларечника может накинуться кровожадная стая убийц-бандэровцев. Я подошёл к ларьку с таким видом, что ларечник, не задумываясь, понял что мне надо, и сходу предложил пиво или джин тоник, так как ничего с более крепким градусом в его ларьке не было. Настала очередь ларечника удивляться, когда я ответил что выпивка на его вкус, но только без градусов. В итоге мы с ним крайне непатриотично остановили свой выбор на “Пепси в стекле”, и началась приятная во всех отношениях беседа. Сергей оказался военным пенсионером, родом из Самары. Был он не просто приятным собеседником, но реальным мастером общения. Общение с людьми доставляло ему удовольствие, и никоим образом нельзя было усомниться в его словах, когда он говорил, что работает здесь не столько ради денег, сколько для того, “чтоб людей повидать”. Когда он понял причину моей озабоченности, он не рассмеялся, по всей видимости, даже был несколько тронут моим беспокойством о его персоне. На мои вопросы о проявлениях национализма, сказал, что раньше нечто подобное немножко было (лет 10 назад), но было это абсолютно несерьёзно, на чисто-бытовом уровне, и в количествах столь незначительных, что всерьёз и воспринимать не стоило. Узнав, что я проездом из Санкт-Петербурга, где он заканчивал военное училище, Сергей посоветовал мне искать националистов западнее, то есть во Львове, которых там по его данным гораздо больше, но сейчас “и они хвост поджали”.

Долго общаться с ларечником было неудобно, так как я изрядно мешал его торговле своими расспросами. Я распрощался с ним и стал прогуливаться по вокзалу, впитывая и раскладывая по полочкам полученную информацию, кое-как пытался анализировать её, находить общее и различное в словах Сергея и Ольги Николаевны. При этом я машинально сунул руку в карман, достал сигарету, прикурил, и … был остановлен подошедшим милиционером.

Вежливо представившись и назвав своё полное ФИО и звание, милиционер неожиданно мягко и даже как-то заботливо начал журить меня о неправильности моего поступка. Видя мои ошарашенные глаза, и то, что я не понимаю в чём моя вина, милиционер попросил потушить сигарету, и больше не курить в общественном месте. “Матрица” частично успокоилась, найдя отчасти объяснение столь ничтожному числу курильщиков. Явно с неохотой я начал тушить сигарету, что-то бормоча себе под нос, о том, что не знаком с их порядками, а так как бормотал я на русском языке, то моё бормотание привлекло внимание милиционера ещё больше, он попросил меня предъявить документ. Надо сказать, что я уже давно ждал чего-то подобного, ведь одной из главных целей моей поездки как раз и была выяснить отношение правоохранительных органов Западной Украины к российским гражданам. В каком-то смысле меня даже возмущало то, что милиция не проверяет документы у заезжего зеваки, явно впервые в жизни посетившему автовокзал города Ровно. Теперь же мой паспорт гражданина РФ должен был по моему пониманию заставить милиционера кинуться на меня как бык на тореадора, в очередной раз убеждая меня в правоте наших газет и телеканалов, ведь это же Ровно – “рассадник бандэровщины”. Именно там убили нашего разведчика Кузнецова и именно в Ровно недавно “гулял” Сашко Билый со своим “Правым сектором”. В общем – я был ко многому готов, но всё произошло как-то слишком буднично. Меня не повалили на землю, и даже не стали одевать наручники. Некоторую “надежду” на то, что это, наконец, свершится, внушали подходившие к нам ещё два милиционера, но она оказалась напрасной. Один из подошедших, сказал, что уже раньше думал над тем, не забрать ли меня в опорный пункт, так как я, проходя мимо, выпустил струйку дыма ему почти в лицо. При этом более всего милиционера возмутило не то, что я не заметил лично его, а то что я не заметил и патрульную машину, у открытой двери которой он в тот момент стоял. Это, по их мнению, было уже наглостью, и заставляло решать брать или не брать меня в этот опорный пункт.

Не буду долго утомлять читателя подробностями, скажу лишь, что обыскали меня достаточно вежливо, чего я не ожидал, зная о том, что наши российские полицейские в этих делах особо не церемонятся. Узнав, что я приехал из Санкт-Петербурга и сегодня же планирую уехать, милиционеры посчитали, что острой необходимости в моём наказании нет, и посоветовали впредь курить в специально отведённых местах (я этих мест потом так и не смог найти). В общем, штрафовать меня не стали и даже посетовали на то, что деньги мои в наружных карманах слишком доступны и могут стать лёгкой добычей разного рода непристойных элементов, коих на каждом вокзале вполне себе предостаточно. Лейтенант попытался ещё что-то посоветовать на счёт того, чтобы я не заходил в плохо освещённые места, но осёкся на полслове, увидев удивление на моём лице, и поспешил срочно уйти “по делам”. Когда меня обыскивали, мне на некоторое время закрыли обзор к выложенным мною ранее на стол деньгам. “Ну, тут всё!!! Попались, стервецы!!!”, — думал я, пересчитывая деньги, и ожидая обнаружить нехватку. Так как деньги у меня были в трёх разных валютах (гривны, рубли и доллары), то пересчитывал я их долго, каждый раз пытаясь “уличить” милиционеров в постыдной практике, ставшей уже привычной для наших российских полицейских – в банальном воровстве денег у граждан, попавшим им в лапы. Сказать, что я разочаровался – значит ничего не сказать — все деньги, побывавшие в руках милиционеров -“бандэровцев”, оказались на месте, причем даже после третьего моего пересчёта. А ведь ещё и “счастливого пути” мне пожелали, заразы!

Поначалу, я расстроился. Памятуя о своём обещании регулярно присылать своеобразные отчёты товарищам из поездки по Западной Украине, я понимал, что в этот раз писать особо не о чем. Но потом, после очередной выкуренной сигареты, понял, что это как раз и есть самый лучший отчёт – отчёт о том, что мы можем жить как люди без деления на “бандэровцев” и “федералистов”, на “националистов” и “антифашистов”, на Западных и Восточных, как усиленно пытаются разделить нас буржуазные СМИ наших государств.

Из города Ровно я уезжал с лёгким сердцем. Не смотря на то, что я принципиально разговаривал только на русском языке, ни один человек не сделал мне ничего дурного и даже плохо не посмотрел в мою сторону.

Впереди был город Львов, где, как мне обещали, бандэровцы должны быть куда серьёзнее, и об этом я напишу в следующей своей путевой заметке о Западной Украине.

Львов, столица Западной Украины.

Я уехал из Ровно с лёгким сердцем, несмотря на отсутствие автобуса до соседнего областного центра. Автобусы ходят, конечно, но настолько редко, что все желающие уместиться в них не могут. На проходящие автобусы билеты в кассах не продаются, и к подъезжающему автобусу подбегает толпа людей, большая часть которых в этот автобус не попадет, и вынуждена будет ждать следующего. В общем, поучаствовав один раз в этом шоу, я решил второго захода не дожидаться и договорившись еще с тремя такими же, как и я, бедолагами, поехал до Львова на такси за 250 гривен.

Раньше мне приходилось несколько раз бывать во Львове. Этот город не может не впечатлять своей архитектурой, в которой причудливо перемешанные стили и эпохи образовали настолько органичный и единый организм, что волей-неволей начинаешь верить в единый замысел и абсолютное отсутствие случайности. Даже порой противоречивые строения самим только лишь соседством своим, не уродовали, а подчёркивали красоту рядом стоящего здания, делая его более живым и выразительным на собственном фоне, и умудряясь выигрывать от этого в своей собственной красоте. Возможно когда-либо учёные научно докажут влияние архитектуры на формирование характера горожан, но и без таких доказательств совершенно ясно, что на жителей Львова архитектура города накладывает свой отпечаток. В них присутствуют черты разных национальностей и эпох, складываясь в уникальную мозаику, где порой смешиваются такие черты характера, которые, казалось, и смешать-то невозможно. Твердая спокойная уверенность Галицкой Руси чередуется с еврейской изобретательностью и бессменным поиском выгоды, польская шляхетская взбалмошность и вседозволенность стоит в шаге от австрийско-немецкого железного порядка с его вечным стремлением сделать этот порядок еще более упорядоченным – всё смешалось в характере львовян. И общаясь с ними, всегда сложно предугадать, какая же из этих черт в большей мере проявит себя сегодня.

Приехали мы во Львов чуть позже двух часов ночи. Расходовать деньги без необходимости в самом начале своего путешествия было бы неразумно, и поэтому я решил дожидаться автобуса, хотя несмотря на столь позднее время, таксистов на вокзале оказалось более чем предостаточно. Увидя новых людей, они оживились и стали предлагать проходящим мимо свои услуги. Достаточно скоро выяснилось, что стоимость такси до требуемого мне населенного пункта — цели моей поездки составляет 400 гривен, причём сами же таксисты и сообщили, что автобус стоит 20 гривен. Такая безумная разница повергла меня в шок, и я начал расспрашивать таксистов, кто может позволить себе кататься по такой цене. Конечно же, не местные. Зарплата у местных в основном составляет около 2000 гривен, те, кому повезло меньше, получают 1000, и уж совсем счастливчики под 4000. Поэтому расчет таксистов на приезжих. Приезжих в последнее время сильно поубавилось. А от таких, как я, таксистам толку немного – одна лишь возможность выговорится. С паршивой овцы, как говорится, — вот они и использовали эту самую возможность.

От таксиста я узнал новость, что “наши вояки без боя сдали шесть бронемашин, да и сами сдались федералистам”, причём сказано это было совершенно беззлобно, просто как сама лишь констатация факта, и уже потом, после небольшой паузы человек добавил: “Нет власти в Украине, нет, и не будет“. Меня, естественно, удивил такой пессимизм жителя Западной Украины, и с твёрдым желанием понять его причину, я направился в здание Львовского ж\д вокзала. Исполнилось оно гораздо раньше, чем я мог себе это представить. Как только я распахнул дверь вокзала, на меня нахлынула такая волна неприятного запаха, что удержаться от спазмов мне стоило большого труда. Всё возможное пространство зала ожидания было занято людьми. Люди сидя спали на креслах, лежали по углам, туда-сюда перемещались стайками цыганки, бегали вечно озабоченные бомжи, и вся это людская масса пахла просто ужасно. Слово «пахло» слишком красивое для того что бы описать то, что я ощущал. Даже слово «вонь» будет недостаточным, чтобы передать в полной мере этот запах. За свою жизнь мне доводилось бывать во многих местах, но ни вокзалы, ни строительные вагончики, ни бичарни, ни даже места скопления бомжей, в которых мне довелось бывать ранее, не воняли так отвратительно. Если когда-нибудь кто-нибудь меня спросит, где самое вонючее место на земле – я отвечу, что это Львовский ж\д вокзал. Одно слово — гадюшник. Но почему? Что случилось?

Мне очень захотелось узнать причину мной увиденного, и достаточно быстро я обнаружил наличие на вокзале других мест ожидания. Есть ещё на Львовском ж\д вокзале другие залы ожидания, значительно более комфортные, но вход туда платный. Самая дешевая оплата составляет 5 гривен в час. Цену в зал повышенной комфортности я даже и узнавать не стал. Вот, оказывается, где разгадка! Сотрудники вокзала, милиция и администрация в этой игре безусловные союзники с бомжами и опустившимися элементами, и работают сообща, рука об руку. У любого нормального человека, у которого возникла необходимость хоть немного подождать, просто не будет выбора. Этот человек вынужден будет пойти в платный зал, особенно если с ним едут дети. И понесёт такой товарищ свои кровно заработанные 5 гривен в час как миленький, только за то чтобы не дышать этой невозможной вонью и мочой.

Капитализм, штука серьёзная. И какая сволочь сказала, что в нем все делается для людей? Помнится, таких сволочей в перестройку у нас в стране было пруд пруди. И сейчас они еще отсвечивают на страницах всяких российских и украинских СМИ, изображая из себя нашу интеллектуальную элиту. Теперь-то мы знаем, какова цена этой «элите» — пять копеек в базарный день…

Конкуренции у администрации вокзала, естественно, нет, поэтому ценник неслабый. Вот так вокзал во Львове, лицо любого города, оказался банальной капиталистической вонючей задницей.

Не получилось рассказать о вокзале короче. Короче — никак. Этот вокзал – прекрасный показатель сегодняшней действительности Западной Украины. Он тоже показывает жизнь. Ту жизнь, в которой при попадании в больницу существует негласная цена 200-300 гривен за койко-место. Ту жизнь, где врач выписывает рецепт, условием которого есть закупка лекарств в аптеке, принадлежащей этому самому врачу. Ту жизнь, где для того что бы устроится на работу, нужно дать взятку в размере нескольких окладов. Ту жизнь, где получить законные “гробовые” можно только за мзду.

Что же это за жизнь-то такая? Кто устроил такую жизнь трудолюбивой Украине?

С такими вот мыслями я прогуливался в вокзальном коридорчике, где отвратительный запах был гораздо меньше, но было более холодно. Моё внимание привлекли два молодых человека, к беседе которых я охотно присоединился. Говорили они о майдане. О том, что зря на этот майдан вышли – только сделали в центре Киева большую помойку (ребята проезжали через Киев, и не пропустили возможности побывать на местной достопримечательности, разрекламированной на весь мир). Говорили о том, что в этой самой Европе Украина и даром никому не нужна, а уж тем, кто так сильно в Европу хочет – никто не мешал выезжать туда раньше. Эти ребята, по всей видимости, уже в Европе побывали, и поняли, что счастье свое там если и можно найти, то только поодиночке, да и везёт далеко не всем, а уж целому многомиллионному народу туда соваться без своего производства никак нельзя.

О многом мы говорили, но особенно удивило меня то, что эти молодые люди оказались горячими противниками сноса памятников Ленину. Чего угодно мог я ожидать от 20-25 летнего парня с Западной Украины, но вот того, что этот парень станет защищать памятник Ленину, я не ожидал никоим образом. Причем, логика его была железная. Ну, кому он мешал? И чем он мешал? Разве мешал тебе памятник строить сытую счастливую жизнь в самостийной Украине? И разве стала твоя жизнь сытой и счастливой от того, что ты разрушил памятник? Все эти вопросы задавал мой собеседник, и сам же на них отвечал. И его ответы были не в пользу разрушителей.

Такого, если честно, я не ожидал, да еще и от молодых парней. Рушились все мои питерские шаблоны. Мне захотелось, чтобы то, что услышал я, узнали и наши товарищи в России. Волнуясь, я предложил ребятам записать на видео с ними короткое интервью, и они согласились. Камера была под рукой и, сам опешив от происходящего, я задавал вопросы то на русском, то на украинском. Потихоньку вокруг нас начинала собираться небольшая толпа народу, но тут очень своевременно объявили о приходе поезде, которого ждали парни, они быстро распрощались и ушли на посадку. Проводить пресс-конференцию с толпой мне не очень-то хотелось, поэтому я тоже заторопился к выходу. Проходя мимо двух ставших мне уже знакомыми таксистов, я услышал их разговор о «Правом секторе». Водилы крыли его последними словами, мол, эти горе-защитники только и могут, что балаболить, а вот вместо срочников что-то не торопятся на Восточную Украину.

Всё начинало смешиваться. Я пока мало что понимал в происходящем, но надеялся во всем разобраться. В оставшееся до автобуса время в здание вокзала я больше не возвращался. Впереди были Карпаты.

И.М., 18.04.2014 г.

Забавное. Книга 2004г.


Как написал один чел из Фейсбука: "Разгребал тут старые книги, нашел актуальное (особенно умиляет двусмысленная по меркам 2014 года обложка)"

Тогда это символизировало Агрессию Запада. Как поменялись символы?! Колорадо Спрингс...

Соцсети

Опрос

К какой религиозной конфессии вы себя относите или не относите ?
атеизм
20%
агностицизм
4%
христианство
44%
ислам
10%
буддизм
8%
другое
14%
Всего голосов: 111

Темы на форуме