Зелёный Социализм

Меня невозможно убить,
я в сердцах миллионов

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 8 гостей.

Ресурсы

Красное ТВ Левый Фронт – Земля крестьянам, фабрики рабочим, власть Советам!
kaddafi.ru - это сайт,где собраны труды Муаммара Каддафи и Зеленая Книга Сирийское арабское информационное агентство – САНА – Сирия: Новости Сирии
Трудовая Россия чучхе Сонгун
Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть!» АВАНГАРД КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ ТРУДОВОЙ РОССИИ
Инициативная группа по созданию международного движения «Коммунистическое развитие в 21 веке»
Политическая партия "КОММУНИСТЫ РОССИИ" - Тольяттинское городское отделение
Защитим Мавзолей!
За СССР! Есть главное, ради которого нужно забыть все разногласия
Владимир Ленин - революционер, мыслитель, человек
За продолжение дела Уго Чавеса!
Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки - Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки
Проект «Исторические Материалы» | Факты, только факты, и ничего, кроме фактов...

Help!

Разместите баннер у себя на сайте или в блоге:

О ВОЖДИЗМЕ, ПАРТСЕКРЕТАРЯХ И БЮРОКРАТИЗМЕ

Богдан Грицкив, 11-21 марта 2012

Оглавление


От автора

Настоящие заметки не являются научным исследованием в строгом смысле этого слова. Это скорее публицистика с некоторыми элементами творческого воображения. Нельзя же, например, представить себе только по стенограммам протоколов действительную атмосферу в зале того или иного съезда, не присутствуя там. Подобное можно только вообразить, представить.

Давно уже сам себе задаю вопрос: что же такого таинственного несёт в себе слово «секретарь». Имеется в виду секретарь бюро или комитета различного уровня той или иной партии. А тем более «Первый секретарь» или бери ещё выше: «Генеральный секретарь». Что есть вожделенного в этих словах?

Понятно, что во времена оные, до 1991 года, когда КПСС и ей подобные партии в странах социалистического лагеря находились у власти, – тогда это слово означало многое. Это и власть, и почёт, и уважение, и возможность окружить себя подхалимами, которые будут восхвалять и славословить своего любимого секретаря. Это и возможность решить квартирный вопрос для своих родственников или приближённых. Или одарить путёвкой в санаторий или поездкой на работу за границу, да ещё в капстрану. И ещё многое, многое и многое…

Но почему сегодня, после 1991 года, когда на постсоветском пространстве ни одна коммунистическая партия не находится у власти (Молдову при президенте-коммунисте Воронине в счёт брать не будем), – почему слова «Первый секретарь» по-прежнему ласкают слух, остаются притягательными, обладают неким магнетизмом?

На Украине более десятка партий, имеющих в своём названии слова «социалистическая», «коммунистическая», «большевистская» и т. п. Это СДПУ, СДПУ(о), СПУ, КПУ, КПУ(о), КПЗУ, КПСС, КПРС, ПСПУ, ВКПБ, ПК(б)У, РПУ(м-л). Существуют также кружки, в том числе группирующиеся вокруг газет и журналов, различных сайтов: «Рабочее действие», «Большевик», «Слушай, товарищ!», «Время революций», «Общество марксистов», «Боротьба», «Пропаганда», «Против течения» и др. Они находятся на различных стадиях формирования, подчёркивают тот факт, что революционное движение на Украине переживает период кружковщины, кустарщины, разброда и шатаний. Самой многочисленной, более ста тысяч членов, является одна КПУ. (Даже при самом высоком полёте фантазии эту партию нельзя назвать коммунистической. Но в данном случае речь идёт о другом).

Все остальные «коммунистические» «партии» – это по сути дела небольшие кружки, насчитывающие несколько десятков, а иногда и менее, человек. Их газеты, как правило, выходят небольшим тиражом. В лучшем случае – один раз в месяц. Зачастую – несколько раз в год.

И вот многие подобные кружки именуют себя партиями. Более того, во многих этих «партиях» обязательно имеется «Центральный комитет», а в этом последнем – секретари: «Первые», «Генеральные», или же «Председатели советов», «Председатели президиумов» и т. п. Кто во что горазд. И смех и грех!

И даже в этих кружках идёт подковёрная борьба за «портфель», за право именоваться сладким словом «секретарь». Казалось бы, это же в наши дни титулованной особе ничего не даёт. А вот, поди ж ты! А если плюс к этому ещё вдруг имеется партийная печать (имеется в виду штампик), – тогда обладатель титула, «портфеля» и печати уж знает себе цену.

Вверх

Потешный ЦК

Автору этих строк однажды довелось присутствовать на заседании подобного «ЦК» в качестве гостя. Собрать «ЦК» в полном составе оказалось невозможным, хотя приглашения рассылались ранее, чем за месяц. Кворума не было. Решения принимать было нельзя. Два члена «ЦК» весьма почтенного возраста вскоре ушли, сославшись на усталость. Оставшиеся поговорили о том, что неплохо было бы собрать съезд. В процессе разговоров оказалось, что уже более года никаких собраний не проводится, вся документация утеряна, учёта боевых штыков нет и т. д. и т. п. Лицо, по инерции исполняющее обязанности Первого секретаря (не подтверждённое ни решением съезда, ни решением пленума ЦК), вдруг, как бы за между прочим, объявило всех оставшихся членов «ЦК» – секретарями «ЦК». Все присутствующие прекрасно понимали, что такое предложение начальствующего лица абсолютно незаконное, так как пленум собрать не удалось. Однако, никто не возразил, никто не запротестовал, все согласились с этим предложением.

Ещё бы: до сих пор можно было представляться как член ЦК, а теперь – секретарь ЦК. Слово «секретарь» действует пьяняще, как наркотик.

Вверх

Шумим, братцы, шумим

Из материалов, выложенных на сайте ВКПБ, следует, что последний съезд этой партии состоялся в апреле 2005 года. Это означает, что уже пошёл восьмой год как в партии не проводятся съезды, не переизбирается ЦК. И это – в мирное время, при отсутствии гражданской или другой войны. Рядовые члены этой партии считают, что съезд не проводится из-за отсутствия денежных средств. Как обстоит дело на самом деле, мы не знаем. Но по публикациям в газете «Рабоче-крестьянская правда» мы видим, что от имени ЦК следуют всевозможные заявления по самым различным вопросам общественной жизни, как внутри бывшего СССР, так и за рубежом. Заявления подписывает Н.А. Андреева, причём ставится титул не просто секретарь, а Генеральный секретарь партии. И тов. А.А. Маевский. Других фамилий, которые бы подписывали документы от имени ЦК – в газете не встречается. Есть ли сам ЦК, функционирует ли он, остались ли в нём ещё кто-нибудь после 2005 года – этого из газеты понять невозможно.

Вверх

Раз-два – и в дамки

В октябре 2010 г. состоялся учредительный съезд Рабочей партии Украины (марксистско-ленинской). В течение нескольких месяцев предполагалось собрать необходимые десять тысяч подписей для регистрации в Министерстве юстиции Украины. Но пройти процедуру регистрации – дело гораздо более трудное, нежели сбор подписей в поддержку партии.

Особенностью этой партии является то, что Устав партии по объёму значительно превышает Программу. В Уставе до таких мельчайших подробностей расписаны полномочия Первого и Второго секретарей, что складывается впечатление о том, что партия обеспокоена не столько непосредственной работай в массах, сколько тем, кто и как будет руководить партией. Причём, Устав выписан, а точнее переписан с Устава КПУ таким образом, что нет реального механизма переизбрания Первого или Второго секретарей. Поскольку именно эти лица оказывают решающее влияние на состав делегатов съезда – это своеобразное сито или некий пропускной клапан, который чётко отсеивает всех, кто способен высказывать критические замечания в адрес руководства. Поэтому, первые лица партии окружают себя хором аллилуйщиков и подхалимов, которые расточают хвалебные оды в адрес своих вождей.

Вверх

Оптом и в розницу

Весьма показательна и поучительна история смены руководства Коммунистической партии рабочих и селян (КПРС).

В декабре 2010 г. появились сообщения о снятии Л.И. Грача с должности первого секретаря Крымского обкома КПУ, об исключении его из состава президиума ЦК КПУ и из состава ЦК.

В конце января народный депутат Леонид ГРАЧ заявляет о намерении создать в 2011 году партию, которая объединит коммунистов, недовольных проводимой лидером КПУ Петром СИМОНЕНКО политикой.

Я, естественно, буду за чистоту марксизма, и борьбу за очищение симоненковской партии буду вести до конца, в том числе путём создания политической структуры. То, что она будет создана в этом году, не сомневайтесь. То, что в ней будет обязательно слово «коммунистическая», тоже не сомневайтесь,

— сказал Л.ГРАЧ в интервью корреспонденту УНИАН. По мнению политика, идеология новой компартии не будет противоречить интересам малого и среднего бизнеса.

Мы должны вернуться к ленинской политике НЭПа. Сегодня малый и средний бизнес — это люди, когда-то выброшенные за проходную. Это врачи, инженеры — и именно они, по сути, новые пролетарии. А средний бизнес — это пролетарии, создающие рабочие места. Они своими налогами пополняют бюджет, и к ним надо серьёзно относиться. Пролетариев классических всё меньше и меньше — и надо сегодня эти реалии понимать. При этом с малым и средним бизнесом будет очень тяжело, потому что у этих людей есть моральное право обвинять коммунистическую идеологию в отступничестве,

— рассказал Леонид Грач.

(В скобках мы заметим, что Л.И. Грач целиком и полностью повторяет зады Петра Симоненко и КПУ, из которой он только вчера вышел. Но пуповину ещё не перерезал. Говорить о чистоте марксизма и при этом заявлять о том, что вчерашние инженеры и врачи, ныне занимающиеся посреднической торговлей, что они суть новые пролетарии, – это отказ от марксизма. Пролетарием такого мелкого торговца можно назвать только с большой натяжкой. И только лишь в том случае, если вчерашний инженер работает по найму. Если же он уже имеет собственный ларёк, – то это уже мелкий буржуа, думающий исключительно о расширении своего ларька и увеличении торгового оборота. Если же он уже имеет несколько ларьков и нанимает реализаторов (по Грачу, пролетарий, создающий рабочие места), то есть переходит в средний бизнес, то это уже ни какой не пролетарий, а мелкий хозяйчик, мелкий капиталистик, эксплуатирующий наёмных лиц. Выступать за чистоту марксизма и выдавать буржуа за пролетария – это уже не опошление марксизма, а нечто похуже. Этот приёмчик рассчитан исключительно на ловлю голосов избирателей).

Уже 1 февраля партийный актив Крыма принял принципиальное решение — перерегистрацию не проходить. Принято также решение провести консультации по созданию новой Коммунистической партии с коммунистами и людьми левых взглядов других регионов Украины.

Многие политические деятели настолько срослись с креслами депутатов Верховной Рады Украины, что уже не представляют себе существования без депутатства (Это, кстати, один из ответов на вопрос о притягательности звания «Первый секретарь». На выборах ты будешь первым в списке, и если фортуна повернётся лицом, то, глядишь, и попадёшь в парламент. Недаром А.В. Бондарчук приложил все усилия, чтобы пройти регистрацию со своей партией. Не утратили надежд на депутатство и Н. Витренко с В. Марченко). Поэтому не прошло и месяца как Л.И. Грач просчитал, что если он создаст новую партию и самостоятельно пойдёт на выборы с Новой Коммунистической партией Украины (такое название партии предполагалось первоначально), то достаточно одной небольшой заморочки, и его партию до октября 2011 г. не зарегистрируют. Отсюда следует, что на выборы 2012 года он не попадает, а следующие – только в 2017 г. Значит, нужно найти хотя и «лежачую», «убитую», но уже зарегистрированную партию, такую, руководство которой не претендовало бы на первое место, – и сделать с этим руководством гешефт.

А далее разыгрывается спектакль. 28 февраля 2011 г. В Киеве проводится съезд КПРС, партии, о которой уже и позабыли думать. На этом съезде гость Л.И. Грач, доселе ни одного дня не состоявший в этой партии, не будучи членом этой партии, – делает основной доклад и к концу дня становится Председателем названной партии. Вот такие метаморфозы.

Подобные вещи происходят и на уровне хуторов, то бишь, районов. Так в органе ПК(б)У, газете «Искра» (№ 4 (181), июнь-июль 2011 г.), на стр. 1 помещена заметка, в которой говорится о том, что делегаты Х-й конференции Хмельницкой областной организации ВСР (Всеукраинский союз рабочих) расценивают создаваемую А. Бондарчуком партию, как псевдо левую партию, стремящуюся пройти в буржуазный парламент. Далее следует предупреждение, что если А. Бондарчук не перестанет раскалывать рабочее движение Украины, то Хмельницкая организация готова выйти из ВСР. Под заметкой стоит подпись: Купчик С.Л., председатель Хмельницкой областной организации ВСР, секретарь Хмельницкого обкома (не шутите!!!) ПК(б)У.

Не прошло и семи месяцев как в газете ВСР «Рабочий класс» (№ 8 (591), февраль 2012 г., стр. 4), которую (газету) поддерживает РПУ(м-л), опубликовано информационное сообщение о том, что 28 января 2012 г. состоялось учредительное собрание Новоушицкой (Хмельницкая обл.) районной организации Рабочей партии Украины (марксистско-ленинской). С информацией выступил уже знакомый нам Купчик С.Л., который и избран секретарём (вот оно заветное словечко!!!) районной организации РПУ(м-л). Видимо, Купчику С.Л. не хватало предыдущих портфелей и печатей.

Позволительно спросить, куда же через шесть месяцев подевались обвинения РПУ(м-л) как «псевдолевой партии, стремящейся пройти в буржуазный парламент», куда подевались обвинения в адрес А. Бондарчука в расколе рабочего движения? Чудны дела твои, господи!

Вверх

Перевёрнутые пирамиды

Почти все так называемые левые партии (о партиях, которые открыто позиционируют себя в качестве буржуазных, мы здесь речь не ведём) представляют собой перевёрнутые пирамиды.

Из года в год, из десятилетия в десятилетие в уставах почти всех партий переписывается одно и то же положение о том, что основу партии составляют первичные организации. В этом случае пирамида имеет естественный вид, то есть опирается на широкое основание первичных ячеек.

Но в наших карликовых партиях всё перевёрнуто вверх дном: пирамида перевёрнута острой вершиной вниз. И эта узкая точка является основанием всей конструкции, то есть всей партии. Стоит только выбить этот камень, лежащий в основании, или достаточно малейшего дуновения ветра, – как смещается центр тяжести и вся конструкция рушится.

То есть вся партия, как религиозная секта, вот уже около 20 лет (больше, чем Брежнев) без сменяемости держится на своём вожде, на своём гуру – первом или генеральном секретаре, или председателе. Достаточно отправить вождя на длительное время на курорт, или же, не к ночи будь сказано, на нары (как отправили М. Ходорковского, В. Волгу, Ю. Тимошенко, Ю. Луценко), – и партия прекратит своё существование. Пусть читатель только на минутку представит себе, что Н. Андреева и А. Маевский (ВКПБ), Н. Витренко и В. Марченко (ПСПУ), Л. Грач и Аксёнов (КПРС), А. Бондарчук и В. Буткалюк (РПУ марксистско-ленинская), В. Тюлькин и И. Ферберов (РКРП), – сменили в тюремной камере (от сумы и тюрьмы не зарекайся) упомянутых М. Ходорковского, В. Волгу, Ю. Тимошенко, Ю. Луценко. Неустойчивая пирамида рухнет. Некому будет издавать газету, писать призывы от имени ЦК, поздравлять великих руководителей соседних стран. Некому будет ставить подписи и печати при заполнении банковских реквизитов.

Именно по этой причине в дореволюционной РСДРП(б) не было секретарей, ни простых, ни генеральных, не было председателей. Никто не ставил подпись в банке и не заверял её печатью.

Зато был коллективный орган – ЦК. А на случай ареста – были кандидаты в члены ЦК, которые заменяли выбывших из строя, сохраняли преемственность. Это и только это позволило большевикам пройти ссылки, тюрьмы и каторги, выжить и сохранить партию.

Сегодня буржуазные власти сквозь пальцы смотрят на все эти так называемые партии: чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. В случае необходимости, когда наступит время Ч, власти в течение одной ночи могут засадить всех в кутузку. По очень простой причине: все партии в процессе регистрации в органах Минюста, обязаны подавать сведения о своих руководящих органах. И после ареста руководства разбредётся по городам и весям партийная паства без своих окормителей, без своих секретарей, как стадо овец без пастуха. Поэтому буржуазные власти спокойны.

Вверх

А когда появились секретари?

Достаточно посмотреть Уставы РСДРП, принятые с 1903 по декабрь 1919 г., и мы увидим, что в них нет никаких упоминаний о секретарях. То есть, в РСДРП с 1903 по декабрь 1919 гг. не было никаких секретарей в качестве партийных начальников. Однако, провели три революции. Те же секретари, которые осуществляли техническую работу по переписке центра с местными организациями, – они не были начальством. В этом вся суть.

И только с декабря 1919 г. в Уставе партии появляются первые положения о секретарях. Так, в Уставе, принятом восьмой Всероссийской партийной конференцией РКП(б) в декабре 1919 г., в п. 25 сказано:

Центральный комитет образует для политической работы Политическое бюро, для организационной работы – Организационное бюро и Секретариат во главе с секретарём, членом Организационного бюро ЦК.

(КПСС в резолюциях, 1954, стр. 463);

Пункт 39 этого Устава гласит:

Уездный комитет выделяет из себя президиум из 3 лиц, в числе которых секретарь должен быть освобождён от всякой работы, кроме партийной.

Начало было положено: появляется освобождённый от всякой работы, следовательно, оплачиваемый, секретарь. А это уже партийный чиновник.

Очередной Устав принимается двенадцатой Всероссийской конференцией в августе 1922 г.

В этом Уставе подтверждается ранее существовавшее положение о том, что

Все партийные организации автономны в решении местных вопросов

(п. 12, стр. 656).

Подтверждается ещё одно ранее существовавшее положение:

В случае несозыва Центральным комитетом чрезвычайного съезда в указанный в п. 20 срок, организации, потребовавшие его (созыв съезда – БГ) имеют право образовать Организационный комитет, пользующийся всеми правами Центрального по созыву съезда

(п. 21, стр. 657).

Пункт 25 гласит:

Центральный комитет образует для политической работы Политическое бюро, для общего руководства организационной работы – Организационное бюро из 4-7 человек и для текущей работы организационного и исполнительного характера – Секретариат из 3 членов ЦК, постоянно работающих в Секретариате.

(стр. 658).

Пункт 35:

Губернский комитет выделяет из себя для текущей работы бюро в количестве 5 человек… Из состава бюро не менее трёх членов должны быть выделены только для партийной работы. Для секретарей губернского комитета обязателен партийный стаж до Октябрьской революции 1917 г. и утверждение вышестоящей партийной инстанцией.

Мы видим, как постепенно выстраивается вертикаль партийных чиновников, которых впоследствии станут называть партаппаратчиками, партноменклатурой.

Вверх

Лукавят словари

Есть ли что-либо общее между понятиями «секретарь» и «бюрократ»? Посмотрим, как толкуют эти понятия словари. Словарь русского языка под редакцией Ожегова С.И (М., 1964 г.) так толкует искомое слово:

СЕКРЕТАРЬ: 1. Работник, ведущий деловую переписку отдельного лица или учреждения. С. народного суда. Личный с. 2. Лицо, ведущее протокол собрания. 3. Выборный руководитель организации. С. райкома. 4. Ответственный руководитель текущей работы учреждения или какого-н. органа. Учёный с. института. (стр. 700)

В Словаре иностранных слов (под редакцией И.В. Лёхина, С.М. Локшиной, Ф.Н. Петрова (главный редактор) и Л.С. Шаумяна, М. 1964) слово СЕКРЕТАРЬ отсутствует. Но есть слово «секретер»:

СЕКРЕТЕР [фр. secretaire] – род мебели, совмещающий в себе книжный шкаф и письменный стол, часто в виде выдвижной или откидной доски. (стр. 580)

Отсюда можно сделать вывод, что изначально слово «секретарь» означало лицо, работающее за СЕКРЕТЕРОМ, за особым письменным столом, ведущее деловые бумаги, переписку. По-русски это первоначально могло означать «письмоводитель», а затем – «столоначальник».

Теперь рассмотрим слово «бюро» и производные от него слова по Ожегову С.И. (стр. 63):

БЮРО1, нескл., ср. 1. Название руководящей части нек-рых органов. Б. райкома партии. 2. Название некоторых учреждений. Б. находок. Б. погоды.

БЮРО2, нескл., ср. Конторка, стол для письменных занятий и хранения бумаг.

БЮРОКРАТ, а, м. 1. Человек, к-рый привержен к бюрократизму (во 2 знач.; неодобр.). 2. В буржуазных государствах: название крупного чиновника (устар.).

БЮРОКРАТИЗМ, а, м, 1. В буржуазных государствах: система управления чиновнической администрации, оторванной от народа и защищающей интересы господствующего класса. 2. перен. Канцелярщина, пренебрежение к существу дела ради соблюдения формальностей. //прил. Бюрократический. Бюрократическая машина буржуазного государства. Б. подход.

БЮРОКРАТИЯ, и, ж. 1. То же, что бюрократизм (в 1 знач.). 2 собир Бюрократы. Бездушная б.

«Словарь иностранных слов» эти же понятия даёт несколько подробнее (стр. 121):

БЮРО [фр. bureau] – 1)коллегиальный орган, избираемый или учреждаемый для руководящей работы в какой-л. Организации, обществе, учреждении; 2) канцелярия, контора, отдел какого-л. Учреждения; 3) вид письменного стола, обычно с полками, ящиками и крышкой.

БЮРОКРАТ [фр.; см. bureaucrate <фр. bureau бюро + гр. kratos власть, могущество] – принадлежащий к бюрократии 1. 2) должностное лицо, выполняющее свои обязанности формально, в ущерб делу; формалист, волокитчик.

БЮРОКРАТИЗМ [<фр.; см. бюрократ] – 1) система управления или ведения дел, присущая эксплуататорскому государству; заключается в том, что господствующий эксплуататорский класс осуществляет свою власть над трудящимися через посредство оторванных от масс, стоящих над массами привилегированных лиц (чиновничьей бюрократии) и полицейского аппарата; 2) канцелярщина, волокита, пренебрежение к существу дела ради соблюдения формальностей.

БЮРОКРАТИЯ [фр. bureaucratie; см. бюрократ] – 1) высшая чиновничья администрация в буржуазных государствах; 2) то же, что бюрократизм 2.

Отсюда мы видим, что слова «секретер» и «бюро» – если не тождественны, то очень близки по своему значению: это вид письменного стола с полками, ящиками и крышкой.

Более того, лицо, работающее за подобным столом, называлось или секретарём или бюрократом. Изначально эти слова не имели другого смысла, подтекста. И только со временем, надо полагать, эти лица становились столоначальниками, бюрократами уже с другим смыслом, с другим оттенком.

Что же касается толкования термина «бюрократизм», то мы видим, что лукавят словари. Лукавство состоит в том, что этот термин толкуется таким образом, что будто бы относится исключительно к буржуазному государству. А к советскому социалистическому государству якобы никакого отношения не имеющему.

Мы же будем доказывать обратное, а именно то, что «бюрократия», «бюрократизм» – эти понятия исключительно классовые. Что именно с 1919 г. пошёл процесс зарождения вождизма (бюрократизма) в партии и стране. Сила всех секретарей сверху и донизу, от ЦК до уездной или районной парторганизации (а все они обзаводились собственным аппаратом), состояла в том, что все дела сосредотачиваются в руках небольшой группы лиц, иногда одного секретаря, который назначает, смещает, даёт директивы, призывает к ответственности и т. п. Что секретари и аппарат были ключевыми фигурами при выдвижении кандидатур на всевозможные собрания, конференции, съезды. Вышестоящие секретари решающим образом влияли на персональный состав партийных бюро и комитетов районных, областных, республиканских партийных организаций и их секретарей.[1] Следовательно, секретари и их аппараты имели возможность и были в состоянии провести именно те решения, принять именно те резолюции, которые были приемлемы (а со временем удобны и выгодны), в первую очередь, самому аппарату. Это не означает, что принимаемые решения обязательно были во вред трудящимся. Как раз наоборот. Решения (особенно в первые годы советской власти) принимались во благо трудящихся, от имени трудящихся, но вместо самих трудящихся спускались им сверху. А это последнее означает, что государство, чиновники, аппарат, бюрократия не отмирали, как это должно было бы быть при диктатуре пролетариата, а наоборот, консервировались, увековечивались, костенели и неизбежно отрывались от масс, возвышались над массами. А это, в свою очередь, означает отказ от принципов Парижской Коммуны, от принципов советской власти, от принципов диктатуры пролетариата как отмирающего государства.

Вверх

Процесс пошёл…

Уже во время работы VIII съезда партии в марте 1919 г. Ленин разъяснял, что экономические корни бюрократизма в нашей стране проистекают из отсталости, из раздробленности крестьянства, из неграмотности и культурной отсталости масс трудящихся.

Ленин говорил:

… Низкий культурный уровень делает то, что Советы, будучи по своей программе органами управления через трудящихся, на самом деле являются органами управления для трудящихся, через передовой слой пролетариата, но не через трудящиеся массы

Кого назначали на высшие государственные должности после Октябрьской революции? В первую очередь соратников Ленина, представителей ленинской гвардии, подпольщиков, прошедших тюрьмы и ссылки. На местах, в волостях и уездах, губерниях и областях также назначали членов партии большевиков.

Уже к началу 1920-х годов у молодого советского партийного, государственного, профсоюзного аппарата начинают формироваться групповые корпоративные интересы. Аппарат начинает чувствовать и осознавать своё особое место, своё влияние во всей системе общественных отношений. И подобно тому, как капитал в процессе оборота и кругооборота воспроизводит на одном полюсе капитал, а на другом – наёмный труд, воспроизводит отношения эксплуатации, – подобно этому советский аппарат, советская бюрократия начинает воспроизводить соответствующие общественные отношения: трудящиеся массы исподволь начинают оттесняться от управления делами общества. В обществе постепенно происходит поляризация на советские верхи, то есть управленцев, и советские низы, то есть исполнителей.

Некоторые современники и участники событий тех лет уже в начале 1920-х годов забили тревогу, говорили, что бюрократизация не случайная черта, а общее явление; что процесс идёт не снизу вверх, а, наоборот, из центра вниз; что бюрократия привыкает думать и решать за партию; что отсюда вырастает замкнутость аппарата, его самодовлеющая внутренняя жизнь. Бюрократический аппарат имел определённые привилегии в части обеспечения жильём, продуктами питания, некоторыми товарами, недоступными для широких масс. Аппарат чутко улавливал все веяния, в первую очередь, идущие сверху. Аппарат всячески был заинтересован в сохранении своего положения и готов был поддержать каждого, кто способствует этому. И, наоборот, – готов был сопротивляться всем тем, кто под любыми предлогами, в том числе под видом борьбы за расширение демократии, покушается на его «законные», как ему казалось, привилегии. И дело было не в дурной наследственности, не в дурном воспитании. Человек, будучи поставлен в определённые общественные отношения, в определённые экономические условия, начинает поступать соответствующим образом, действовать сообразно своим групповым интересам.

Несколько забегая вперёд, скажем, что обособившись в особую касту, став самодовлеющим, аппарат уничтожил того, кто более всех способствовал становлению аппарата, – уничтожил Сталина, который на XIX съезде начал несколько ограничивать привилегии (возможность переизбрания на повторный срок, спецпайки, доплаты в конвертах). Аппарат возвысил Хрущёва, который опять восстановил привилегии, вернул возможность переизбрания секретарей на повторный срок. Затем аппарат уничтожил (в политическом смысле) и Хрущёва, который был слишком непредсказуем. Л.И. Брежнев устраивал аппарат во всех отношениях. Именно поэтому даже могучая грудь Брежнева не могла вместить всех наград, орденов и медалей. Аппарат смял бы и уничтожил Ю.В. Андропова, который также начал покушаться на привилегии. Но Андропов вскорости умер своей смертью.

Но вернёмся в 1920-30-е годы. За постоянным, год от года усиливающимся наступлением бюрократического аппарата на права низовых масс трудящихся, постепенным отстранением последних от управления делами общества можно проследить по периодичности проведения партийных съездов, конференций, пленумов ЦК, конгрессов Коминтерна, Профинтерна, Коммунистического интернационала молодёжи (КИМ).

За точку отсчёта возьмём 1919 год – это наиболее трудный год для молодой советской власти: армии Колчака подошли к Волге, армии Деникина – к Туле, армии Юденича готовы к наступлению на Петроград. Украина занята немцами, в Архангельске и на Каспии высадились англичане, на Дальнем Востоке – американцы и японцы. Территория Советской России сжалась до размеров Московского княжества XIV века. И вот в этот труднейший год проводится VIII съезд РКП(б), I Конгресс Коминтерна, I Конгресс КИМа, Восьмая Всероссийская конференция РКП(б), шесть Пленумов ЦК. Примерно такая же картина была в 1920 г. В следующем 1921 г., невзирая на разруху, голод, восстание в Кронштадте, – проводятся Х съезд партии, две (!) Всероссийские партийные конференции, III-й Конгресс Коминтерна, I-й Конгресс Профинтерна, II-й Конгресс КИМа, пленумы ЦК. Все перечисленные форумы проводились и в 1924 году.

Но уже с 1925 года промежутки между съездами увеличиваются: XV-й cъезд проходит через два года после XIV-го; XVI-й съезд – через 2,5 года после XV-го; XVII-й съезд – через 4 года; XVIII-й съезд – через 5 лет и XIX-й – через 13,5 лет.

В 1932 году, через 3 года после предыдущей – состоялась Семнадцатая конференция ВКП(б); а Восемнадцатая проводилась через 9 лет, в 1941 году. После этого партийные конференции не проводились вообще. Всё это показывает, что партийный аппарат «перетягивает одеяло на себя», он всё меньше и меньше нуждается в демократизме партийных низов.

В 1928 г., через 4 года после предыдущего проводился VI Конгресс Коминтерна; а следующий и последний VII-й Конгресс проводился через 7 лет, в 1935 году. Хотя проблем для обсуждения было более чем предостаточно. Это и начало Великой депрессии 1929 г., и приход Гитлера к власти, и события на Дальнем Востоке, и война с Финляндией, и многое другое. После этого Конгрессы КИ не проводились, а в 1943 Коминтерн, детище В.И. Ленина, был вообще распущен. Объяснение тем, что-де были трудные времена, – не выдерживают никакой критики: положение страны в 1919 или 1921 годах было нисколько не лучше.

Последний, V Конгресс Профинтерна состоялся в 1930 г., а в 1937 г. Профинтерн был распущен. Примерно так же обстояло дело с Коммунистическим Интернационалом молодёжи: V Конгресс проводился в 1928 г., VI-й и последний Конгресс – через 7 лет, в 1935 г. В мае 1943 г. КИМ был распущен, одновременно с Коминтерном.

Вверх

Учить историю по документам

Если бы кто-либо из любознательных читателей начал изучать историю РСДРП-РКП(б)-ВКП(б)-КПСС не по учебникам, а по протоколам и стенографическим отчётам партийных съездов и конференций, то он бы мог убедиться в том, что большевики могли и умели сочетать централизм с демократизмом низов, демократизмом партийной массы. Свободные дискуссии, свободный обмен мнениями, свободная, иногда острая и ожесточённая, но товарищеская критика всех и вся, отсутствие даже малейшего намёка на чинопочитания, – вот то горнило, в котором ковалась партия.

Члену КПСС, принимавшему участия в партийных собраниях ещё в хрущёвские и брежневские времена, было удивительно читать стенограммы выступлений делегатов съездов ленинской поры и первой половины 1920-х годов. Читать и сопоставлять, сравнивать с положением дел в 1960-е и последующие годы. Мы уже были научены жизнью, что если на съезде КПСС или в газете «Правда» прозвучала критика в адрес конкретного человека, а критика была только сверху вниз, и никогда не наоборот, – то всегда следовали «оргвыводы», то есть критикуемого, как правило, снимали с работы, понижали в должности и т. п. В ленинские времена критика любого члена ЦК, члена Политбюро, критика Ленина в том числе, считались обыденным, нормальным явлением, сопровождались шутками, острым словцом, вызывающим смех и одобрение зала. Один выступающий как-то сказал: «Уж если нельзя пошутить на нашем партийном съезде, тогда лучше удавиться». Прочитав убийственную критику в адрес какого-либо деятеля, казалось, что обязательно последуют эти самые «оргвыводы». И вдруг, в конце стенограммы узнаёшь, что этот критикуемый товарищ благополучно избран в ЦК, или даже в Политбюро, или в Оргбюро. И всё это считалось обыденным, это было нормой повседневной жизни.

Читая стенографические отчёты, можно увидеть, что к концу 1920-х и началу 1930-х гг. постепенно критика приобретает одно направление: только сверху вниз, только вышестоящие партийные начальники критикуют ниже стоящих, но никак не наоборот. За такой, как правило, агрессивной критикой уже в обязательном порядке следовали «оргвыводы». Это уже была не столько товарищеская критика, сколько война на поражение, на уничтожение. Вы уже не встретите, чтобы некий секретарь горкома партии критиковал члена ЦК, а тем более члена Политбюро. Вы уже не встретите, чтобы на съезде допускались шутки в адрес партийного начальства.

Последним съездом, где ещё звучала критика, хотя и сверху вниз, – был XVII съезд в январе-феврале 1934 г. К XVIII-у съезду все оппоненты были уже подавлены, разгромлены, критиковать было уже некого. Более всего говорилось о достигнутых успехах и предстоящих трудностях. XIX-й съезд проходил вскоре после «ленинградского дела» и «дела врачей». Напряжённая, угнетающая, угрюмая, нервозная обстановка висела в зале, где проходил съезд. Тут уже не до шуток, тут уже не до смеха, тут уже «не до жиру, быть бы живу». Боязнь сказать лишнее слово, которое неизвестно как ещё может быть истолковано, – создавала соответствующую атмосферу. И неуёмное безудержное восхваление, не знающее пределов и границ, в адрес президиума съезда, в адрес вождей.

Вверх

Фракционное пугало

Отдельно необходимо остановиться на резолюции Х съезда ВКП(б) 1921 г. «О единстве партии». К этому времени партийный аппарат ещё не достаточно окреп, но уже всё больше ощущал своё место и свою роль в жизни страны. Аппарат чутко улавливал все дуновения, проистекающие как со стороны верхов, так и со стороны низов. И, само собой разумеется, что съезд просто не мог не поддержать резолюцию «О единстве партии». Поскольку эта резолюция позволяла аппарату, при необходимости, любое малейшее инакомыслие, любое истолкование того или иного вопроса, – объявить ересью, антипартийной группировкой, фракционностью. И нам сегодня, девяносто лет спустя, наглядно видно, что в последующие годы партийная номенклатура всякий раз, при каждом необходимом случае, вынимала из запасников эту резолюцию, стряхивала с неё пыль, и как большой дубинкой размахивала и била по головам тех, кто осмелился собственное мнение иметь.

Резолюция Х съезда ВКП(б) 1921 г. «О единстве партии» была объявлена действующей на все времена. Партийные чиновники возвели её в догму, в религиозную догму, за отступление от которой неизбежно следовала кара инквизиции.

Но марксизм – есть учение революционное. Для него нет ничего данного на веки вечные. Резолюция принималась в 1921 г., исходя из конкретной обстановки того времени. Наши оппоненты возразят нам, что-де за данную резолюцию голосовал Ленин. На это мы ответим тем, что можно привести десятки примеров, когда Ленин проводил ту или иную резолюцию, а затем, некоторое время спустя, сам же добивался отмены этой резолюции. Ленин был диалектиком и свои действия и взгляды менял, сообразуясь с изменением обстановки. И никто теперь уже не сможет доказать того, что и резолюцию «О единстве партии» Ленин не предложил бы заменить другой, в связи с изменением соотношения классовых сил, с изменением обстановки.

Зато бюрократический аппарат использовал эту резолюцию как дубинку – в полной мере. Так, например, с 22 по 29 июня 1957 г., то есть восемь дней подряд, в Москве проводился пленум ЦК КПСС.[2] На этом пленуме Хрущёвым была разгромлена так называемая антипартийная группировка в составе Маленкова, Кагановича, Молотова и примкнувшего к ним Шепилова. Эту группу обвинили во всех смертных грехах и, конечно же, достали из архивов (через 36 лет!) «выработанное Лениным решение Х съезда партии «О единстве партии», которым дозволялось исключать из партии членов Президиума ЦК КПСС.

Вверх

История повторяется как фарс

Но самое смешное и грустное впереди! Одни так называемые «коммунистические» партии (КПРФ, КПУ) находятся в услужении крупного капитала, помогают ему улучшать, модернизировать капитализм. Другие – нынешние карликовые партии, эти политические пигмеи – уже сегодня, девяносто лет спустя, тоже достают резолюцию «О единстве партии», и как саблей машут ею направо и налево. Партийной бюрократией давным-давно изобретён приёмчик и появился соответствующий термин «не прошли перерегистрацию».

Искусно применяя этот приём, ЦК КПУ распускает партийные организации целых областей, например, Днепропетровской, или Автономной Республики Крым. Не говоря уже за отдельные первичные парторганизации. Только за то, что эти организации осмелились собственное мнение иметь. Или же отзывает членов партии из ВСР, поскольку последний всё более из «карманного» становился самостоятельным в принятии решений.

Вместо того, чтобы провести общепартийную дискуссию по тому или иному вопросу, в которой бы приняли участие все первичные организации. А вопросов для обсуждения более, чем предостаточно: это и участие фракции КПУ в коалиции с партиями крупного капитала; это и вхождение в состав буржуазных правительств; это и отношение к Евразийскому союзу, и многое другое. Но партаппарат не может пойти по такому пути: вдруг начнут критиковать членов ЦК, а то и самого Петра Симоненко. Глядишь, и не попадёшь в состав ЦК. Нет, аппарат не может допустить подобной вольницы.

Аналогичным образом поступают в ПСПУ. На сайте этой партии можно встретить сообщения, что некая районная организация не прошла перерегистрацию. Причины непрохождения не называются. Покажите нам рядового члена ПСПУ, который бы осмелился критиковать своего гуру – Н.М. Витренко

ВКПБ, о которой речь шла выше, столько уже распустила местных организаций, что складывается впечатление, будто бы в партии осталось два человека: Н.А. Андреева и А.А. Маевский. Об остальных членах партии упоминаний в газете нет. Вот и причина того, что уже семь лет не собирается съезд партии.

В № 11 (594, март 2012 г.) «Рабочего класса» на первой странице дано сообщение о том, что РПУ(м-л) зарегистрирована Минюстом Украины. Мы ни на минуту не сомневаемся в том, что и в этой партии будет проводиться подобная порочная практика: отношение А.В. Бондарчука к лицам, несогласным с его мнением, – общеизвестно и подтверждается всей практикой работы Совета ВСР. Не сомневаемся мы и в том, что подобным образом будет поступать и Л.И. Грач. На его сайте, например, выкладываются исключительно хвалебные материалы. Здесь вы никогда не найдёте критики в адрес Грача. Аппарат чётко знает, что можно выкладывать, а что – нельзя.

Все эти явления не случайны. Все перечисленные и не перечисленные нами партии и партийки – есть осколки и слепки с поздней (а теперь мы видим, что не только с поздней) переродившейся и обуржуазившейся КПСС. Нынешние партии-клоны впитали в себя все традиции вождизма – этой раковой опухоли, которая изнутри подтачивает партию, превращает её в труху.

Как сказал поэт:

Волк не может нарушить традиций, –
Видно, в детстве – слепые щенки –
Мы, волчата, сосали волчицу
И всосали: нельзя за флажки!

Точно так же нынешние партии впитали худшие традиции бюрократизма, не могут вырваться за флажки, за пределы этих традиций, постоянно воспроизводят их.

Вождизм – это некая «звёздная» болезнь, которой подвержены многие деятели различных видов искусств.

Вождизм (бюрократизм) в партии – это «комчванство», идущее с самого верха и до низовых организаций. Это партийное чиновничество, возомнившее себя оракулами, непогрешимыми изрекателями истины в последней инстанции.

Вождизм (бюрократизм) – это азиатчина, это окружение себя тучами подхалимов, которые расточают похвалы в адрес своего начальника и одновременно мечтают занять его место.

Вождизм (бюрократизм) – это психологическая готовность человека не только унижать других, но и готовность самому унижаться перед начальством.

Вождизм (бюрократизм) – это явление, это система, когда вождю самого высокого ранга соответствуют вожди рангом пониже.

Вождизм (бюрократизм) – это критика только сверху вниз, но никак не снизу вверх.

Вождизм (бюрократизм) в партии – это всегда начало конца. Рано или поздно, но этот конец наступает в виде перерождения бывшей марксистской партии – в обычную мелкобуржуазную, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

КПСС пережила вождизм Сталина, Хрущёва, Брежнева. Партия переродилась. Она продолжала существовать под тем же названием, но это уже была другая партия.

Мы будем критиковать Сталина не за то, что он говорил о сохранении классов на низшей фазе коммунизма, а за то, что он начал затушёвывать классовую борьбу, не стал выпячивать на первый план, показывать ту опасность, которая таится в личном подсобном хозяйстве колхозников и отдельных горожан (натуральном хозяйстве, имеющем тенденцию перерастать в мелкотоварный уклад); опасность, которая таится в сохранении на длительный срок товарно-денежных отношений.

Мы будем критиковать Сталина за то, что лицам, ранее лишённым избирательных прав, Конституцией 1936 г. было преждевременно предоставлено избирательное право. Этим самым, органы власти советского государства постепенно начали размываться и утрачивать признаки диктатуры пролетариата.

Мы будем критиковать Сталина за то, что по Конституции 1936 г. избирательной единицей стали не завод и фабрика, как это было предусмотрено Второй программой партии, составленной Лениным и принятой в 1919 г., – а избирательный округ. Тем самым, начал размываться классовый признак Советов и начался медленный, подспудный, незаметный дрейф в сторону парламентаризма. Причём в его худшем виде: на одно место выдвигался только один кандидат, невозможность отзыва избранного депутата, отстранение коллективов трудящихся от самой возможности выдвигать кого-либо.[3]

Мы будем критиковать Сталина за то, что, говоря о необходимости сохранения государства при социализме, он на первый план стал выпячивать защитную функцию государства, функцию укрепления карающих органов, вместо того, чтобы наряду с этим говорить о привлечении широких масс трудящихся к управлению государством. Это последнее опять же было предусмотрено действующей программой партии и Конституцией РСФСР 1918 г., согласно которой выборы в местные Советы проводились через каждые три (!!!) месяца. Именно этим достигалось привлечение «кухарок» и «кухаркиных детей» к управлению государством, их свободная сменяемость в любое время.

Мы утверждаем, что после Ленина никто из марксистов так и не смог до конца понять сущность Марксова переходного периода от капитализма к высшей фазе коммунизма – понять всесторонне, во всём объёме противоречий, присущих этому периоду.

Насколько была противоречива эта переходная эпоха, настолько же противоречив был лидер, олицетворявший эту эпоху.

В той мере, в которой И.В. Сталина можно называть строителем, созидателем социализма (лучше говорить: низшая фаза коммунизма), – в той же мере Сталина можно называть могильщиком социализма. Поскольку был построен бюрократический, а, следовательно, нежизнеспособный социализм. Бюрократический аппарат, желая того или нет, опрокинул этот «социализм». Социализм (низшую фазу) можно понять только как движение, как процесс, только как творчество самих масс. Всё другое ведёт к окостенению, к гибели.

В ХХ веке не удалось до конца пройти низшую фазу Марксова переходного периода. Слишком могучими оказались силы старого общества, сила товарного производства, товарно-денежных отношений, сила традиций, сила привычек.

Но ещё не вечер!

То, что не удалось осуществить в веке ХХ-м, революционные марксисты осуществят в последующие годы. К этому ведёт вся логика развития человеческого общества. Общества, которое развивается согласно своим внутренним законам, законам открытым и исследованным Марксом и Лениным.

Вверх

Подведём итог

Мы установили, что с декабря 1919 г. заразные бациллы бюрократизма в виде освобождённых партийных секретарей начали проникать в организм партии и подтачивать его изнутри. На протяжении первых трёх десятилетий, до начала 1950-х годов, болезнь не так наглядно проявлялась наружу. Это вызывалось тем, что страна постоянно находилась в мобилизационном состоянии: или залечивала раны предыдущей войны, или готовилась к новой войне. На этом фоне партия, будучи становым хребтом общества, строилась как военная организация, как орден меченосцев. В глазах общества такое положение дел находило оправдание.

После XX, XXI и XXII съездов КПСС, после того, когда в СССР появилось ракетно-ядерное оружие, после того, как было объявлено о возможности мирного сосуществования двух систем, как было объявлено о том, что государство диктатуры пролетариата уже выполнило свою историческую миссию, – после всего этого в хрущёвско-брежневскую эпоху болезнь начала прогрессировать. Бюрократическая система, начав загнивать с головы, дошла до самых низов, до самого фундамента. Конструкция оказалась подточенной шашелем изнутри, не выдержала всей тяжести, рухнула, и под своими обломками похоронила то, что называлось развитым социалистическим обществом.

Вверх

*     *     *

Марксистско-ленинская партия – это союз единомышленников, объединившихся для достижения великой цели: освободить труд, уничтожить эксплуатацию, осуществить всемирно-историческую миссию пролетариата. И если армия или производственное предприятие не может обходиться без руководителя, без начальника в полном смысле этого слова, то партия – это союз товарищей, равных между собой.

Если же ты снедаем желанием командовать, администрировать, – тогда выходи из партии и иди в армию, иди на производство, которое не может обойтись без единоначалия, как корабль без капитана.

После Иосипа Броз Тито в Союзе коммунистов Югославии установилась традиция: между партийными съездами текущей работой руководил один из членов Президиума ЦК. Через год руководство переходило к другому члену Президиума.

В России создан Координационный Совет коммунистических партий и организаций. В утверждённом Положении об этом Совете записана норма о том, что введена должность секретаря по организационно-протокольным вопросам. То есть в данном случае секретарь является чисто техническим работником. Но даже в этом случае предусмотрена ежеквартальная сменяемость в этой должности. Более того, в пункте 5 Положения сказано, что заседания Координационного Совета ведутся поочерёдно его членами.

На Харьковской встрече (28.01.2012 г.) Регионального Координационного совета ВСР было высказано интересное предложение: принимающая сторона (председатель того или иного областного Совета ВСР) осуществляет контроль за выполнением совместно принятого решения. Затем дела по координации действий через 2-3 месяца переходят к другому товарищу.

Конечно, Региональный Координационный совет (РКС) ВСР – это не партия, это некая общественная организация, состоящая из представителей самых различных партий, взглядов, убеждений, ставящая своей целью объединение рабочих в борьбе за свои права.

Но и положения Координационного Совета коммунистических партий и организаций России и передача в РКС ВСР функций по координации действий через каждые 2-3 месяца другому лицу – это есть своего рода «великий почин» и в кавычках и без кавычек.

Таким образом, вполне возможно в партии на деле осуществлять коллективное руководство, при этом обходиться без секретарей, без партийных начальников. Авторитетные лидеры, те, к мнению которых всегда прислушиваются, – они проявятся всегда. Но это будут товарищи, сидящие рядом с нами (и в буквальном и в переносном смысле слова), а не возвышающиеся (восседающие) в президиумах, поучающие всех остальных по гнусному, мерзкому принципу: я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак.

Молодые поколения уже не приемлют администрирования. Активные рабочие, передовая интеллигенция как бы говорят:

Вы хотите отводить нам роль статистов, «одобрямса». Вы, наверху, принимаете решения, спускаете его нам вниз для исполнения. Наше мнение вас интересует в последнюю очередь, или вообще не интересует.

Но мы тоже хотим участвовать в выработке решений, быть в гуще событий; видеть, что и от нас зависит состояние дел. Поэтому в такую вашу партию мы не пойдём. Обходитесь без нас и сами играйте в свои бюрократические игры.

Политическая борьба – есть борьба за влияние на широкие массы трудящихся. Нужно завоевать доверие масс. Нужно показать и доказать, что партия не преследует «шкурных» интересов, не гонится за тёплыми и хлебными местечками депутатов, секретарей, председателей и т. п. Массы поддержат скорее не зарегистрированную партию, чем зарегистрированную. Скорее поддержат ту партию, которая не стремится попасть в парламент. Можно участвовать в самой процедуре выборов, но не с целью попадания в парламент, а исключительно для использования легальной возможности пропаганды своих взглядов.

Более того, если ту энергию, то время, те ресурсы, те денежные средства, те силы, которые расходуются на регистрацию партий или различных фронтов, на избирательные кампании, – если всё это направить на овладение современными средствами связи и передачи информации, тогда можно будет достигнуть не меньшего эффекта по сравнению с использованием парламентской трибуны.

Вверх

Примечания

[1] В «брежневские» времена, с 1971 по 1975 гг. автор этих строк работал инструктором идеологического отдела горкома партии крупного промышленного центра с населением 250 тыс. человек. На партийном учёте состояло более 18 тыс. членов КПСС. Могу свидетельствовать в том, что за полгода и более до начала отчётно-выборной кампании в первичных организациях, отдел оргпартработы «подрабатывал» кандидатуры составов бюро, комитетов и секретарей первичных организаций, которых следовало избрать на следующий срок. Это был так называемый «резерв на выдвижение», который составлялся заблаговременно и согласовывался с секретарём горкома, курирующим данную организацию. На каждом отчётно-выборном собрании обязательно должен был присутствовать или член горкома партии или ответственный работник аппарата горкома. И горе было тому представителю горкома партии, который в силу различных причин «не обеспечил», «не провёл линию» горкома партии. Имели место случаи, когда взбунтовавшаяся первичка, избирала вдруг не того, кого наметил горком, – тогда проводилось повторное отчётно-выборное собрание. И старые инструктора, проработавшие по десять и более лет, наставляли молодых: «Им только дай волю. Так они понавыбирают таких, что горя потом не оберёшься». Так аппарат подавлял малейшее проявление инициативы снизу. Настолько аппарат боялся самостоятельности низовой партийной массы.

[2] Предыстория вопроса такова. На одном из заседаний Президиума ЦК КПСС шёл вопрос о снятии Хрущёва с должности Первого секретаря ЦК. Никите Хрущёву было оказано недоверие. Он оказался в меньшинстве. Хрущёву срочно нужно было собрать пленум ЦК, в поддержке которого он не сомневался, так как ранее вернул все льготы аппарату (спецпайки, конверты с дополнительной зарплатой и т. п.), ранее было отменённые Сталиным. Г.К. Жуков, будучи кандидатом в члены президиума ЦК КПСС и Министром обороны СССР, выполнил поручение (или просьбу) Хрущёва и военными самолётами члены ЦК в срочном порядке (в субботу!) были доставлены в Москву. За такую помощь Г. Жуков был переведён из кандидатов в члены Президиума ЦК КПСС.

Но уже через четыре месяца, на Октябрьском (1957) Пленуме ЦК КПСС Жуков был обвинён в нарушении ленинских, партийных принципов руководства Вооружёнными Силами, выведен из состава Президиума ЦК и ЦК КПСС. Кроме того, указом Президиума Верховного Совета СССР он был освобождён от должности Министра обороны СССР.

[3] Ещё одна зарисовка из опыта работы в аппарате горкома партии в 1971-1975 гг. Орготдел горкома партии проводит инструктивное совещание с секретарями первичных организаций по вопросу выдвижения кандидатур в депутаты горсовета. Присутствует 150-180 человек. Столько было первичных парторганизаций. Секретарь исполкома горсовета раскладывает «шахматку» с номерами избирательных участков и закреплёнными парторганизациями. Затем приглашает к столу: «Есть школа № 17?. Вы выдвигаете поэта-фронтовика» (называет фамилию). И вручает листик с анкетными данными кандидата в депутаты. Потом приглашается следующая школа или больница, или ПТУ и аналогичным образом вручаются листки с анкетными данными. Всё это действо означает, что в назначенный срок в данных коллективах пройдут собрания и будут выдвинуты спущенные сверху кандидатуры. Дней за десять до выборов заведующий орготделом горкома партии везёт в обком партии донесение, в котором говорится, что в городе N состоялись выборы. Первыми на избирательные участки пришли Герой Социалистического Труда такой-то, токарь такой-то, победитель соцсоревнования слесарь такой-то. В этом донесении было расписано, сколько процентов избирателей явилось на участки на 10 часов утра, на 12, на 14 и т. д. Повторяю, что до выборов остаётся ещё десять дней. Матёрый партийный волк заворготделом мне, новичку, пояснял, что уже в сам день выборов он по телефону будет докладывать в обком партии, что-де цифру (переданную 10 дней назад) – подтверждаю. Точно так будут звонить из других городов и районов. Обком партии, в свою очередь, будет звонить в ЦК, в Киев. Всё это, заворг пояснял, необходимо для пользы дела. Вот такие комедии были с выборами. Именно отдел оргпартработы отвечал за их проведение. Он формировал «качественный» состав городского совета: количество рабочих от станка, количество учителей и врачей, количество доярок и трактористов. Потом эти же цифры по возрасту: сколько комсомольцев, сколько женщин и т. п. Понятно, что цифры всегда сходились. Понятно, что за блок коммунистов и беспартийных голосовало 99,97%. Те читатели, кому доводилось в 1970-х годах быть членами избирательных комиссий, могут подтвердить, что перед закрытием участков комиссии вбрасывали в урны нужное количество бюллетеней. Никого это не волновало. Исход выборов был давно предрешён.

Вот так аппарат играл в свои аппаратные игры.

http://tol-nabat.info/main/9076-o-vozhdizme-partsekretaryah-i-byurokrati...

Соцсети

Опрос

К какой религиозной конфессии вы себя относите или не относите ?
атеизм
20%
агностицизм
4%
христианство
44%
ислам
10%
буддизм
8%
другое
14%
Всего голосов: 111

Темы на форуме