Зелёный Социализм

Меня невозможно убить,
я в сердцах миллионов

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 8 гостей.

Ресурсы

Красное ТВ Левый Фронт – Земля крестьянам, фабрики рабочим, власть Советам!
kaddafi.ru - это сайт,где собраны труды Муаммара Каддафи и Зеленая Книга Сирийское арабское информационное агентство – САНА – Сирия: Новости Сирии
Трудовая Россия чучхе Сонгун
Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть!» АВАНГАРД КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ ТРУДОВОЙ РОССИИ
Инициативная группа по созданию международного движения «Коммунистическое развитие в 21 веке»
Политическая партия "КОММУНИСТЫ РОССИИ" - Тольяттинское городское отделение
Защитим Мавзолей!
За СССР! Есть главное, ради которого нужно забыть все разногласия
Владимир Ленин - революционер, мыслитель, человек
За продолжение дела Уго Чавеса!
Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки - Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки
Конкурс СССР-2091. Будущее, каким оно должно быть
Проект «Исторические Материалы» | Факты, только факты, и ничего, кроме фактов...

Help!

Разместите баннер у себя на сайте или в блоге:

Михаил Восленский: Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза

Оглавление

  1. Предисловие к советскому изданию
  2. Предисловие Джиласа
  3. Введение
  4. Глава 1. Советское общество — тоже антагонистическое
    1. Классы и классовый антагонизм
    2. «Общество без антагонистических классов»
    3. «Общенародное социалистическое государство трудящихся»
    4. Прокрустово ложе схемы
    5. Классовая гармония под пирамидами
    6. «Управляющие и управляемые»
    7. Теория Джиласа
    8. Классовое господство
  5. Глава 2. Рождение господствующего класса
    1. «Практическая цель»
    2. «Что делать?»
    3. «Привнесение» нужного сознания
    4. Профессиональные революционеры и партия
    5. Зародыш нового класса
    6. «Гегемония пролетариата» и «перерастание»
    7. Революция без партии
    8. Пролетарская революция?
    9. Диктатура, которой не было
    10. «Диктатура над пролетариатом»
    11. Новая «дружина»
    12. Создание номенклатуры
    13. Гибель ленинской гвардии
    14. После победы
  6. Глава 3. Номенклатура — правящий класс советского общества
    1. «Управляющие» — номенклатура
    2. Главное в номенклатуре — власть
    3. Система принятия решений в СССР
    4. Путь наверх, или как формируется номенклатура
    5. «Номенклатура неотчуждаема»
    6. Класс деклассированных
    7. Категории номенклатуры
    8. Численность номенклатуры
    9. Номенклатура и партия
    10. Читая программу
    11. Номенклатура становится наследственной
    12. Модель номенклатуры
  7. Глава 4. Номенклатура — эксплуататорский класс советского общества
    1. «Социалистическая собственность» — коллективная собственность номенклатуры
    2. Первоначальное ограбление
    3. Номенклатура присваивает прибавочную стоимость
    4. Основной экономический закон реального социализма
    5. Плановость экономики и сверхмонополия
    6. Тенденция к сдерживанию развития производительных сил
    7. Хронический кризис недопроизводства и примат тяжёлой индустрии
    8. Эксплуатация на марксистской основе
    9. Абсолютное удлинение рабочего времени
    10. Интенсификация труда
    11. Низкая заработная плата
    12. Женский и детский труд
    13. Стандартизированный уровень жизни
    14. Номенклатурная новинка в эксплуатации: фактическая заработная плата
    15. Масштаб эксплуатации
    16. Присвоение номенклатурой прибавочной стоимости
    17. Принудительный характер труда
    18. «Отчуждение» при реальном социализме
  8. Глава 5. Номенклатура — привилегированный класс советского общества
    1. Кому на Руси жить хорошо
    2. Сколько получает завсектором ЦК КПСС
    3. Невидимая часть зарплаты номенклатурщика
    4. Номенклатурный бакшиш
    5. «И прочие антиподы»
    6. О вкусной и здоровой пище
    7. Квартира
    8. Дача
    9. Автомашина
    10. Баллада о телефонах
    11. Социальный апартеид
    12. По спецстране номенклатурии
    13. Дома на Олимпе
  9. Глава 6. Диктатура номенклатуры
    1. Есть ли в Советском Союзе советская власть?
    2. Номенклатурный лжепарламентаризм
    3. Директивные органы, они же инстанция
    4. Генеральный секретарь ЦК и президент
    5. Культ личности и культ Ленина
    6. Борьба за власть в Кремле
    7. Политбюро
    8. Секретариат ЦК
    9. Возможны ли конфликты Политбюро с Секретариатом?
    10. Аппарат ЦК
    11. КГБ — советское учреждение
    12. Национальные республики — полуколонии номенклатуры
    13. Марксистская ли идеология у номенклатуры?
    14. Ксенофобия и антисемитизм
    15. Идеологический фронт в обороне
    16. Свобода передвижения в номенклатурном толковании
    17. Оформление
    18. Граница на замке
  10. Глава 7. Класс — претендент на мировое господство
    1. Агрессивная сущность класса номенклатуры
    2. Традиционная экспансия плюс «мировая революция»
    3. Плановая внешняя политика
    4. Оборонительная агрессия
    5. Хотят ли русские войны?
    6. «Мирное сосуществование» и «Разрядка»
    7. Границы мирного сосуществования
    8. «Соотношение классовых сил на мировой арене»
    9. Победа социализма в мировом масштабе
    10. Мировое коммунистическое движение — инструмент номенклатуры
    11. Путь к мировой войне
  11. Глава 8. Класс-паразит
    1. Работает ли номенклатура?
    2. Паразитизм номенклатуры как класса
    3. Паразитизм принимает организационные формы
    4. Номенклатурщики-паразиты
    5. Бытие номенклатуры определяет её сознание
    6. Разговор с номенклатурным работником
    7. Секретарь райкома
    8. Один день Дениса Ивановича
  12. Глава 9. Место номенклатуры в истории
    1. Другое общество, другие революции
    2. Бонапартизм вместо марксизма
    3. Неразвитость капитализма в России
    4. Вторая страна социализма
    5. Реальный социализм — не капитализм
    6. Социалистические учения
    7. «Азиатский способ производства»
    8. Гипотеза Виттфогеля
    9. Общественные структуры
    10. Реакция феодальных структур
    11. Октябрьская контрреволюция
    12. Феодальная реакция
    13. Обыкновенный фашизм
    14. Промышленный феодализм
    15. Историческая ошибка левых
    16. Проверка решения задачи
    17. Древний «Новый класс»
    18. Будущее номенклатуры
    19. После номенклатуры — свобода
  13. Приложение




Михаил Восленский

Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза

Посвящаю памяти моего отца, Сергея Ивановича Восленского, неукротимому духу свободолюбия


Предисловие к советскому изданию

Впервые опубликованная в Австрии и ФРГ в 1980 г., «Номенклатура» была затем напечатана во Франции (4 издания), Италии (2 издания), Испании, Португалии, Греции, Англии, Швеции, Исландии (сокращённо, 2 издания), Японии (2 издания), США (2 издания), Бразилии; изложения книги были опубликованы в прессе в ФРГ, Турции и Израиле. В Лондоне вышли два издания «Номенклатуры» на русском языке. В Польше полулегально были выпущены два издания (с сокращениями).

Теперь, в условиях гласности, «Номенклатура» пришла, наконец, в Советский Союз. Пришла уже не в радиопередачах «Немецкой волны», не в проскользнувших мимо всех рогаток книжках лондонского издания и фотокопиях с них, а так, как и надлежит приходить книге в любую нормальную страну.

Я рад; что «Номенклатура» наконец-то выходит в свет там, где и следовало бы ей появиться с самого начала, — в Москве. Это один из признаков нормализации в Советском Союзе — пусть признак маленький, но не избалованы мы ими, так что и такому надо радоваться.

М. Восленский

Вверх


Предисловие

Книга М. С. Восленского «Номенклатура» принадлежит к числу тех крайне редких книг, которые, появившись, сразу же входят в сокровищницу политической мысли. Она нужна именно сегодня благодаря своей актуальности и своим исключительным достоинствам.

Прежде всего, книга ясно и логично построена. Шаг за шагом она ведёт читателя по разным частям советской системы, не теряя из виду систему в целом. Так последовательно, сама по себе, возникает целостная картина.

Исходный тезис М. С. Восленского таков: уже революция создала в рамках партии монополистический привилегированный слой советского общества. В ходе дальнейшего процесса, состоявшего из ряда фаз, этот слой укрепил и узаконил своё положение. Он не только отгородил себя от общества, от народа, да и от всего мира; даже внутри него самого была воздвигнута иерархия чинов и социальных барьеров: это номенклатура.

Предшествовавшие М. С. Восленскому авторы называли этот слой «партократией», «кастой», «новым классом», «политической (или партийной) бюрократией», хотя и писали об одном и том же объекте. Но нет сомнения: термин «номенклатура» совершенно оправдан, когда речь идёт об установившемся иерархическом режиме советской партбюрократии и связанных с нею бюрократий.

М. С. Восленский развёртывает свои тезисы во всех деталях: исторических, статистических, теоретических и на основе своего личного опыта. Он рисует всеобъемлющую картину системы в СССР — исчерпывающую, тщательно отработанную, основанную на хорошем знании действительности, одну из самых, если не вообще самую полную картину советской системы. Во всяком случае, это самое современное, а потому особенно поучительное её изображение, в первую очередь в свете напряжённой международной обстановки.

Книга особенно ценна своим аналитическим характером и пропитывающим её духом объективности (хотя и не бесстрастности). М. С. Восленский не ненавидит, не обвиняет и уж тем более не проклинает и не пророчествует. Он описывает и анализирует — просто, ясно, документированно. М. С. Восленским движут не идеология и не религия, а реализм и стремление к правде. Книга М. С. Восленского «Номенклатура», бесспорно, принадлежит к числу лучших работ, когда-либо написанных о советской системе.

Аналитический и реалистический труд «Номенклатура» даёт пищу для размышлений и для опасений: какова советская система, куда она ведёт, какие опасности влечёт она за собой, особенно для Европы?

С самого начала идея власти, диктатуры стала характерной чертой советской системы во всех её проявлениях. Ленин определяет государство как дубинку, как инструмент создания нового, социалистического общества и нового человека эпохи социализма. Вообще говоря, эта теория основана на идеях Маркса, на его учении о производительных силах и производственных отношениях как основе не только общественной структуры, но и самого существования человека. Однако ленинская теория отходит от идей Маркса, как только начинает рассматривать в качестве фундамента марксистской доктрины революцию и власть — «диктатуру пролетариата», а не преодоление бесчеловечных, гнетущих условий жизни общества. Признав принцип, что власть — основа всего в обществе, и узаконив насилие (Ленин определял диктатуру как власть, не ограниченную никакими законами), нельзя было построить ничего иного, как общество, в котором властители — партийная бюрократия, номенклатура — превращаются в привилегированную монополистическую касту.

Конечно, Ленин считал это лишь временной формой, которая исчезает с «отмиранием» государства. И всё же уже в 1918 году Ленин в беседе с рабочей делегацией высказался за то, чтобы партактивисты получали дополнительный продовольственный паёк. Так вместе с властью стали расти и привилегии, государство же не проявляло никаких признаков «отмирания», а наоборот, становилось всё сильнее.

Дело в том, что бюрократия и не думает ограничивать свои привилегии. Напротив, она расширяет их и укрепляет своё господство. Уже этого было достаточно, чтобы она стала источником недовольства.

С самого своего возникновения советская система проявляет глубокую враждебность к «чуждым» социальным группам внутри собственного общества и к внешнему миру, к любой другой системе. Советская бюрократия отвергает всё то, что расходится с её плоской идеологией, притязаниями, установками и практикой. Советская система воплощена в партбюрократии. Она рассматривает окружающий мир как враждебную ей силу. Своей системой советская бюрократия сама себя обрекла на заговорщическое мышление и постоянный страх за своё существование. Находящиеся у власти бюрократы живут вне реальностей, под гнётом представлений о некоем враждебном им мире; они убеждены, что каждый хочет напасть на них, и не доверяют никому, даже тем, кто находится в их же иерархическом кругу.

Такая система не может быть экономически продуктивной, да и не в этом её задача. Цель системы — власть и господство над другими. Этому и посвящают себя её руководители — партийные олигархи. Система построена на нищете и пассивности; она зависит от власти, которая сама по себе является привилегией, и на господствующей касте, которая представляет собой часть правящей партии. Это не означает, конечно, что советские вожди хотят сохранить отсталость своей страны и оставить её народ необразованным и пассивным. Нет, даже советским руководителям не чужды добрые намерения. Но дальше намерений дело не идёт.

Методами угнетения и террора система смогла осуществить индустриализацию страны — со всеми недостатками поверхностного планирования, продиктованного идеологией и политикой, с недостаточной координацией между различными секторами народного хозяйства. Это планирование оказалось неэффективным со всех точек зрения: и продуктивности, и качества продукции, и её способности выдержать конкуренцию. Но у системы нет критериев для оценки таких явлений. Продукция производится в рамках количественного планирования, а качество не учитывается. Господствующий класс — номенклатура — заинтересован не в прибыльности производства, а в сохранении своей монопольной власти. Поэтому продукция — плохого качества, и производится главным образом то, что содействует укреплению власти. Несмотря на разговоры о «регулируемом рынке», конца этому не видно.

Разумеется, с той же целью — обезопасить свою власть от любой угрозы — номенклатура принимает меры, чтобы народ, то есть непривилегированное население, получал достаточно для поддержания своего существования и работоспособности. Но поскольку это не поддаётся точному планированию, то — даже если бы за дело принялись серьёзно — в Советском Союзе неизбежны перебои в снабжении населения, очереди в магазинах — и, конечно, спецмагазины для начальства.

Советская система обеспечивает хорошее качество продукции только при производстве оружия и военных материалов (да и то качество хуже, чем на Западе). Относительно высокое качество советского оружия объясняется фактором, которым в СССР пренебрегают при производстве мирной продукции: оружие означает конкуренцию, а недостаточно хорошее оружие — угроза могуществу и преобладанию правящей касты.

Параллельно с установлением своей гегемонии в послевоенной Восточной Европе и с планомерным укреплением своей военной мощи (несомненно, обе эти цели и оба плана существуют) Советский Союз занят созданием системы имперских отношений и зависимости.

Мир полон отсталости, насилия, грабежа, поэтому революции в нём неизбежны. Советский Союз проводит свою экспансию, оказывая поддержку этим революциям, чтобы сделать революционные движения зависимыми от своей поддержки, в первую очередь военной.

Так распространяется советское влияние и раскидываются сети Советского Союза, вырастает его давление во всём мире — особенно в слаборазвитых районах и среди обездоленных, отчаявшихся социальных групп. Интернационализм и коммунистическая идеология превратились в конечном итоге в прикрытие политики Советского государства и экспансионизма советской бюрократии.

Богатый нефтью Ближний Восток и Европа со своим промышленным и научным потенциалом стали ныне, как мне представляется, главными целями советской экспансии. Эти цели не отделены одна от другой. Они объединены единой задачей: чтобы Европа, отрезанная от источников нефти и другого сырья, была военным давлением принуждена к зависимости от Советского Союза.

Советские боссы сознают органическую и прежде всего экономическую неэффективность и слабую конкурентоспособность своей системы. Они могут преодолеть эту органическую слабость только одним путём: военным господством, а точнее — эксплуатацией развитых районов при помощи военной силы. В первую очередь речь идёт о Европе как «слабом звене» на Западе. Отсюда — советское ядерное давление и шантаж.

По-моему, западные державы в Европе и в Америке допустили роковую ошибку: США — тем, что они свели свою оборону к ядерному оружию и отменили воинскую повинность, а Европа — тем, что она не укрепила своей независимости, прежде всего в военной области. Тем временем Советский Союз достиг ядерного равенства с Западом, если не превосходства. Поскольку Советский Союз обладает превосходством и в обычных вооружённых силах, Европа оказалась перед лицом шантажа и угроз, с которыми ей приходится считаться и после драматических перемен в Восточной Европе.

Я хотел бы присоединиться к М. С. Восленскому, сказав: советская система не располагает никакими сколько-нибудь значительными или обнадёживающими внутренними способностями к подлинно радикальной реформе этой системы, а отсталость и коррупция неумолимо толкают её к экспансии. Уже давно советская система перестала быть проблемой для критического политического мышления. Однако экспансионистские устремления отсталой и обнищавшей великой державы нельзя остановить ни разумными словами и добрыми намерениями, ни точным научным анализом, как бы ни было полезно и необходимо и то, и другое.

Новое издание книги М. С. Восленского особенно своевременно сегодня. Эта работа может оказаться итоговой. Диктатура номенклатуры приблизилась к своему историческому краху. Этот крах уже произошёл на наших глазах в ряде стран Восточной Европы. Он свершился с поразительной лёгкостью. Дело в том, что развернулся объективный процесс разложения системы номенклатурного господства и протекает столь же объективный процесс демократизации общества. Мы наблюдаем его и в Советском Союзе, первые его признаки видны в Китае.

Слабость номенклатуры в том, что она сама отгородилась от общества, которым управляет, и оказалась верхушечной структурой без корней в народе. Поэтому я думаю, что её уход и, в больших странах «реального социализма» произойдёт мирно, без гражданской войны: просто не найдётся достаточно граждан, готовых воевать за номенклатуру.

Милован Джилас

Вверх


Введение

Сегодняшние книги — это завтрашние дела.
Генрих Манн

Это не первая книга под названием «Номенклатура». В 1805 году в Англии вышла небольшая книжка: «Nomenclatura: or, Nouns and Verbs, in English and Latin; selected for the use of the lowest Forms. Eton: Printed by M. Pote and E. Williams». В предлагаемой вниманию читателя книге речь пойдёт о другом.

Слово «номенклатура» пришло к нам из глубины тысячелетий. В Древнем Риме раб, громко провозглашавший на приёмах имена входивших гостей, назывался «номенклатором» (от латинского «nomen» — имя). Видимо, от этого и пошло слово «номенклатура» как список имён или названий.

Что означает сегодня в русском языке латинское слово «номенклатура»?

Посмотрим, что сообщает на эту тему новейшее, 3-е издание Большой Советской Энциклопедии (том 18, с. 95–98):

«Номенклатура (латинское nomenclatura) — перечень, роспись имён. 1. Система (совокупность) названий и терминов, употребляемых в к.-л. отрасли науки, техники и т. п. 2. Система абстрактных и условных символов, назначение к-рой дать максимально удобное с практич. точки зрения средство для обозначения предметов».[1]

А далее идут: номенклатура анатомическая, номенклатура болезней, номенклатура бухгалтерских счетов, номенклатура продукции, номенклатура химическая (неорганических и органических соединений), номенклатуры в ботанике, зоологии, микробиологии, физиологии, биохимии. Значит, книга — о медицине, ботанике, зоологии, биохимии?

Нет. Она о явлении историческом и политическом.

Обратимся к энциклопедическим справочникам историко-политического характера. Советская Историческая Энциклопедия: есть слова «ном», «номарх» и «номоканон», а номенклатуры нет. Политический словарь: есть слова «Новотный» и «Носака», а номенклатуры тоже нет.[2]

Следы не связанного с естествознанием понятия «номенклатура» обнаруживаются в «Кратком политическом словаре» (издания 1964, 1968 и 1971 гг.). Номенклатура определена здесь как перечень должностей, назначение на которые утверждается вышестоящими органами.[3] Определение невразумительное: ведь любое назначение производится по решению выше- , а не нижестоящих органов. Однако, видимо, даже такое определение показалось чрезмерно откровенным, так что в последующих изданиях словаря термин «номенклатура» вообще исчез. В советской печати встречаются изредка упоминания о номенклатуре, но они неизменно бессодержательны.

Замалчивание понятия «номенклатура» в СССР привело к курьёзу. Выпущенный в Москве в 1971 году словарь «Новые слова и значения» зачислил термин «номенклатура» в число неологизмов 60-х годов;[4] в действительности он почти на полвека старше.

Вышедший же в 1984 году «Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 70-х гг.», сообщив, что неологизмы 60-х годов включены в него «только тогда, когда материалы свидетельствовали об их широком употреблении в 70-е годы»,[5] слово «номенклатура» опять исключил. Верно: в прессе и литературе термин «номенклатура» не употреблялся.

В названном выше словаре-справочнике «Новые слова и значения», выпущенном в 1971 году, а затем без изменений в 1973 году, определение номенклатуры было сформулировано довольно подробно: «Список должностей, кадры для которых утверждаются вышестоящими инстанциями; должность, входящая в такой список; работники, занимающие такие должности». За этим следовали примеры из советской печати 1964–1968 гг., первого брежневского четырёхлетия, когда в литературе ещё слышны были отголоски хрущёвского либерализма и слово «номенклатура» иногда упоминалось.[6] В других изданиях определение давалось короткое и мало что говорящее. Именно оно было, видимо, сочтено наиболее удобным. Уже после выхода первого издания этой книги, в начале 80-х годов в советские справочники стали чаще включать термин «номенклатура» в его политическом значении. В «Словаре русского языка» (составитель С. И. Ожегов) пояснено в связи с выражениями «номенклатурный работник, номенклатурные кадры»: «работники, персонально назначаемые высшей инстанцией».[7] В четырёхтомном «Словаре русского языка», подготовленном Академией наук СССР (1983 г.), это же определение несколько расширяется: «номенклатурный работник — работник, персонально назначаемый или утверждаемый высшей инстанцией».[8] В «Словаре иностранных слов» (1984 г.) даётся следующее определение: «Номенклатура (лат. nomenclatura — роспись имён): 1) совокупность или перечень названий, терминов, употребляющихся в какой-л. отрасли науки, искусства, техники и т. д.; 2) круг должностных лиц, назначение и утверждение которых относится к компетенции какого-л. вышестоящего органа».[9] Какие это «органы» и «инстанции», справочники упорно не говорят.

Единственное членораздельное определение номенклатуры опубликовано в Советском Союзе не в общедоступных справочниках, а в учебном пособии для партийных школ «Партийное строительство». Вот оно:

«Номенклатура — это перечень наиболее важных должностей, кандидатуры на которые предварительно рассматриваются, рекомендуются и утверждаются данным партийным комитетом (райкомом, горкомом, обкомом партии и т. д.). Освобождаются от работы лица, входящие в номенклатуру партийного комитета, также лишь с его согласия. В номенклатуру включаются работники, находящиеся на ключевых постах».[10] А упомянутый словарь неологизмов поясняет, что термин «номенклатура» обозначает и всех лиц, занимающих такие посты.[11]

Значит, эта книга — о перечне наиболее важных в СССР должностей, ключевых постов и об их счастливых обладателях?

Здесь мы подошли совсем близко к подлинной сути понятия «номенклатура» в СССР и других странах «реального социализма».

Академик А. Д. Сахаров писал:

«Хотя соответствующие социологические исследования в стране либо не производятся, либо засекречены, но можно утверждать, что уже в 20-е — 30-е годы и окончательно в послевоенные годы в нашей стране сформировалась и выделилась особая партийно-бюрократическая прослойка — «номенклатура», как они себя сами называют, «новый класс», как их назвал Джилас».[12]

Значит, книга — о «новом классе» в СССР?

Да, о нём. Об этой сердцевине системы, именующей себя «реально существующим социализмом».

В СССР всё, относящееся к номенклатуре, тщательно скрывается — и от собственного народа, и от заграницы. Мир не должен знать о номенклатуре.

Для того чтобы люди узнали о ней, я пишу эту книгу.

Вверх

Примечания

[1] Большая Советская Энциклопедия, изд. 3-е, т. 18, с. 95.
[2] Политический словарь. М., 1958.
[3] Краткий политический словарь. М., 1964, 1968, 1971.
[4] Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 60-х гг. М., 1971, с. 320.
[5] Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 70-х гг. М., 1984.
[6] Новые слова и значения. М., 1971, с. 320.
[7] Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1986, с. 359.
[8] Словарь русского языка. М., 1983, т. II, с. 508.
[9] Словарь иностранных слов. М., 1984, с. 338.
[10] Партийное строительство. Учебное пособие, изд. 6-е. М., 1981, с. 300.
[11] См. Новые слова и значения, с. 320.
[12] А. Д. Сахаров. О стране и мире. Нью-Йорк, 1975, с. 19.

Соцсети

Опрос

К какой религиозной конфессии вы себя относите или не относите ?
атеизм
21%
агностицизм
4%
христианство
45%
ислам
8%
буддизм
9%
другое
12%
Всего голосов: 98

Темы на форуме