Зелёный Социализм

Меня невозможно убить,
я в сердцах миллионов

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 2 гостя.

Ресурсы

Красное ТВ Левый Фронт – Земля крестьянам, фабрики рабочим, власть Советам!
kaddafi.ru - это сайт,где собраны труды Муаммара Каддафи и Зеленая Книга Сирийское арабское информационное агентство – САНА – Сирия: Новости Сирии
Трудовая Россия чучхе Сонгун
Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть!» АВАНГАРД КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ ТРУДОВОЙ РОССИИ
Инициативная группа по созданию международного движения «Коммунистическое развитие в 21 веке»
Политическая партия "КОММУНИСТЫ РОССИИ" - Тольяттинское городское отделение
Защитим Мавзолей!
За СССР! Есть главное, ради которого нужно забыть все разногласия
Владимир Ленин - революционер, мыслитель, человек
За продолжение дела Уго Чавеса!
Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки - Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки
Проект «Исторические Материалы» | Факты, только факты, и ничего, кроме фактов...

Help!

Разместите баннер у себя на сайте или в блоге:

Саади Каддафи говорит из тюрьмы

HRW - Бейрут 26 октября 2015

Саади Каддафи говорит из тюрьмыОн и 3 бывших чиновника описывают нарушения их прав

В тюрьме сын бывшего ливийского вождя Муаммара Каддафи сказал, что он содержится в одиночной камере и страдает из-за нарушений условий содержания время досудебного следствия под стражей в тюрьме аль-Хадба в Триполи. Саади Каддафи сделал эти заявления 15 сентября 2015 года, при частной встрече с Хьюман Райтс Вотч в Хадба, во время первой встречи с ним со времени его экстрадиции из Нигера в марте 2014 года, по-видимому, его первой встречи с международной "правозащитной" организацией.


Саади Каддафи, сын Муаммара Каддафи, содержится в тюрьме Аль-Хадба в Триполи. 10 августа 2015. © 2015 Reuters

3 августа 2015 г. Хьюман Райтс Вотч сообщила о девятиминутном видео, размещённом на Сlearnews, новостном сайте, на котором чиновники и охранники аль-Хадбы устроили "допрос" и снимали жестокое обращение с несколькими задержанными, в том числе, с Саади Каддафи. Отвечая на вопрос о видео и жестоком обращении в Аль-Хадба, Каддафи сказал, что его "терроризируют", но что он не хотел говорить о деталях. Тот же самый сайт опубликовал ещё несколько видео в августе, казалось бы, показывающие унизительные допросы Саади в тюрьме аль-Хадба.

Исследователи HRW также встретились с тремя другими заключёнными, в том числе, бывшим главой военной разведки Абдуллой Сенусси и двумя бывшими премьерами, Абузейдом Дордой и Багдади аль-Махмуди, во время посещения Аль-Хадбы 15 сентября, все трое были приговорены к смерти Судом Триполи 28 июля по "подозрению в попытке подавить разбой 2011 в Ливии". Следствие по "делу" Каддафи продолжается. Чиновник HRW встретился с каждым и узников индивидуально, от 30 до 45 минут, в частном порядке, без охранников.

"Верховный "суд" должен рассмотреть многие обвинения о грубых нарушениях процессуальных прав подсудимых и их адвокатов, когда рассмотрит апелляции на приговоры бывшим чиновникам", - говорит Сара Ли Уитсон, директорша HRW по Ближнему Востоку и Северной Африке: "Суд" должен гарантировать, что Саади Каддафи предоставлены полные права".

Три бывших чиновника утверждали о наличии серьёзные нарушения процессуальных прав "похожих на те что при Каддафи", в том числе отсутствие доступа личных адвокатов, невозможность вызвать и допрашивать свидетелей, отказ "судебных" властей в разрешении обвиняемым делать заявления в ходе судебного разбирательства, и запугивание их адвокатов вооружёнными бандами. Также они утверждают, что испытывают жестокое обращение в ходе допросов.

В июле суд приговорил к шесть других бывших чиновников к смерти, и длительным тюремным срокам, от пяти лет до пожизненного заключения, и постоянное нарушение гражданских прав в суде было омрачено серьёзными нарушениями процессуальных прав подсудимых.

Аль-Сиддик аль-Сур, главарь "следствия" в "Генеральной прокуратуре", сообщил Хьюман Райтс Вотч, что, как ожидается, все подсудимые представят апелляции к 28 сентября. По "ливийскому" "закону", Верховный "суд" автоматически рассматривает все смертные приговоры.

"Генеральная "прокуратура" должна также "расследовать" действия лиц, подозреваемых в жестоком обращении с Саади Каддафи и другими заключёнными в Аль-Хадбе, и сделать его результаты "достоянием общественности", - заявила Хьюман Райтс Вотч. Те, кто отвечает за нарушения, должны быть "привлечены к ответственности".

Каддафи заявил Хьюман Райтс Вотч, что его обвиняют в "убийстве одного из его друзей", хотя он отрицает эти обвинения. Он также отметил, что начало судебных заседаний было отложено "из-за трудностей получения свидетельства о смерти его друга". Каддафи заявил, что в то время, как его допрашивали "только по делу" "об убийстве", другие неизвестные допрашивали его о политических вопросах и о вопросах безопасности. Аль-Сур сообщил Хьюман Райтс Вотч, что "прокуратура до сих пор расследует дело Каддафи "о предумышленном убийстве, незаконном потреблении алкоголя, и незаконном лишении свободы". Он также заявил, что "уголовное расследование Каддафи будет проводиться и по другим "обвинениям, связанным с финансовыми вопросами".

Каддафи сказал, что он был в состоянии нанять адвоката с начала судебного разбирательства в мае и в сентябре, но он не имел адвоката с момента его экстрадиции из Нигера 6 марта 2014 года, в течение всего досудебного следствия. Прокуратура говорит, что "три сессии суда уже были проведены" и что "следующая сессия запланирована на первое ноября". Каддафи также заявил, что "власти" отказались удовлетворить его просьбу о частных встречах с его адвокатами без охранников, которые всегда присутствуют со ссылкой на "вопросы безопасности".

Он сказал, что его свидетели защиты подвергались огромному давлению и запугиванию и они опасаются репрессий, особенно учитывая "отсутствие программы защиты свидетелей". Он сказал, что адвокаты не присутствовали во время всех допросов, где чиновники прокуратуры запугивали его и угрожали ему и другим свидетелям. Каддафи также заявил, что подал жалобу об условия проведения допросов Генеральному прокурору.

Каддафи сказал, что он содержится в одиночной камере в тюрьме аль-Хадба, в камере без окон, но с вентилятором, и не было никакого общения с другими заключёнными. Он сказал, что не было разрешено никаких семейных посещений, но было разрешено позвонить членам семьи несколько раз в присутствии охраны. Он сказал, он страдает от болей в спине после двух предыдущих операций, а также от затруднённого дыхания и "получил медицинскую помощь в Аль-Хадба".

Сенусси, Дорда и аль-Махмуди сообщили Хьюман Райтс Вотч, что они не имеют частного доступа к адвокатам. Аль-Махмуди подвергался жестокому обращению во время допросов. (был выброшен из окна - пер.). Все трое не могут вызвать или допросить свидетелей, и им запрещено судом говорить свободно в ходе судебного разбирательства. Они сказали, что вооружённые банды запугивают их адвокатов.

Аль-Сур, главарь следствия Генпрокуратуры, сообщил Хьюман Райтс Вотч, во время встречи 14 сентября, что его ведомство "начало расследование" в связи с утверждениями, что Каддафи пытали, и что Каддафи рассказал следователям, что он подвергался жестокому обращению с начала его содержания под стражей в аль-Хадба. Он показал исследователям HRW "ордера на арест" трёх "подозреваемых", бывших сотрудников в Аль-Хадба.

Халид аль-Шариф, директор аль-Хадбы, сообщил Хьюман Райтс Вотч 15 сентября, что бывшие охранники тюрьмы были отстранены из-за заявлений о применении пыток. "Одного из трёх подозреваемых уже нет в Ливии", сказал он: "а два других остались в Ливии, но, по-прежнему, на свободе".

Человек HRW также встречался с адвокатом, представляющим нескольких обвиняемых по делу против бывших чиновников, который сказал, что были серьёзные процессуальные нарушения. К ним относятся отсутствие частного доступа адвокатов к подсудимым, неспособность адвокатов изучить все ключевые судебные документы, и недостаток времени для подготовки к защите. Он также сказал, что ему угрожали вооружённые банды из-за его причастности к делу.

24 июля 2014 года судьи Международного уголовного "суда" (МУС) поддержали принятое ранее решение об утверждении предложения Ливии преследовать Сенусси в "Ливии". Хьюман Райтс Вотч призвала прокурора МУС просить судей пересмотреть постановление по Сенусси на основании "новых фактов".

Другой сын Муаммара Каддафи, Саиф аль-Ислам, разыскивается МУС за "преступления против человечества", "связанных" с разбоем 2011, но "Ливии" "не удалось сдать его в Гаагу", несмотря на решение МУС 20 августа 2015 года, представители "Ливии" утверждают, что "Ливия не может в настоящее время соблюдать свои обязательства по сдаче Каддафи в МУС".

Условия "безопасности в Ливии"

Ухудшение "условий безопасности" и крах центральной "власти" подрывают способность Верховного "суда" обеспечить беспристрастное расследование и способность "судей" выносить решения по таким "высокочувствительным делам" в "независимо и беспристрастно".

Два "правительства" де-факто в настоящее время борются за "легитимность" в "Ливии" - "международно признанное" "правительства" (с истёкшим сроком годности -пер.), сидящего в Тобруке и Байде на востоке Ливии, и соперничающий самопровозглашённый орган в Триполи, где находятся Верховный "суд" и тюрьма Аль-Хадба. Годичная попытка Организацией Объединённых Наци "заключить сделку" для внедрения "коалиционного" "правительства" до сих пор не удалась.

Между тем, безопасность в Триполи, в том числе около тюрьмы аль-Хадба, остаётся "неустойчивой". 9 сентября, неизвестные осуществили взрыв заминированного автомобиля у тюремной стены. "Не было никаких пострадавших", - сказал директор аль-Хадбы. Он сказал, что неизвестные также подложили самодельное взрывное устройство несколько месяцев назад. А 30 сентября, неизвестные разбои похитили Мабрука Мохамеда Замуля, бывшего директор Управления инвестиционной компании, после его освобождения из эль-Хадбы где он содержался в течение четырёх лет "по обвинению" в "пособничестве бывшему правительству". Его местонахождение остаётся неизвестным. (так же как и Ануд Сенусси была похищена "оперативным штабом разбоев Ливии" когда её выпустили из тюрьмы, но благодаря прекращению племенем миграха подачи воды в Великую рукотворную Реку она была отпущена разбоями "триждыгавнономандующего" Абу Сахмайна - пер.)

Международный "закон"

Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП), участником которого является Ливия, ограничивает обстоятельства, при которых страна может выносить смертный приговор. Комитет по правам человека Организации Объединённых Наций, орган, который "толкует МПГПП", заявил, что "неукоснительное уважение гарантий справедливого судебного разбирательства является особенно важным" в расследовании, которое приводит к смертной казни. HRW выступает "против" "смертной казни" "во всех обстоятельствах" как по своей сути жестокого и бесчеловечного наказания.

МПГПП также гарантирует право подсудимого вызывать и опрашивать свидетелей в тех же условиях, как и свидетелей обвинения.

Международные стандарты справедливого судебного разбирательства, в том числе Конвенции против пыток, в которой "Ливия" также является участником, запрещает использование признаний или доказательств, полученных под пытками в текущем судебном разбирательстве. Африканские принципы справедливого судебного разбирательства идут дальше и предусматривают, что "любое признание или другие свидетельства, полученные с помощью принуждения в любой форме или силой не могут быть допущены в качестве доказательств или рассматриваться как доказательства любого факта в суде или при вынесении приговора. Любое признание, полученное в ходе тайного содержания под стражей считается, как полученное путём принуждения ".

Длительное одиночное заключение, в то же время, не запрещено "международным правом" в области "прав человека", но оно может быть несовместимым с уважением к человеческому достоинству заключённых и может нарушить запрет на жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение. В некоторых случаях это может даже быть пыткой.

Интервью

Генеральный прокурор "Ливии" Ибрагим Башия разрешил посещение HRW, и аc-Сур, главарь следствия в Генеральной прокуратуре, и аш-Шариф, директор тюрьмы Хадба, способствовали визитам.

Абдулла Сенусси

Сунусси сообщил Хьюман Райтс Вотч, что у него нет адвоката во время допросов или во время досудебного этапа, когда он был обвинён в тяжких преступлениях, предусматривающих смертную казнь. Сенусси сказал, он ещё не читал полный текст приговора, так как он не имеет его текста, но ему представили 17-страничный "меморандум", содержащий его "обвинения".

Он сказал, что основные "свидетели" по его делу, три "видных ливийца", не явились в "суд", и что прокурор зависит от "сфабрикованных свидетельств". Сенусси сказал, что хочет разоблачить этих "свидетелей", но физически не в состоянии этого сделать. Он добавил, что один из "свидетелей" обвинения Мансура Доу, его товарища, также приговорённого к смерти, заявил в ходе "судебного" заседания, что обвинение предложило ему сделку, освободить его, если он даст показания против Сенусси.

Сенусси сказал, что у него была возможность встречаться со своими адвокатами в ходе "судебного" разбирательства, но никогда он не оставался наедине с ними. Он сказал, что председательствующий "судья" не позволит ему выступить на том основании, что "есть представитель его защиты", несмотря на несколько запросов к суду, и судьи ему заявили: "Ваш адвокат говорит за вас". Сенусси сказал, что он пытался защищаться сам от сфабрикованного "обвинения" по его "предполагаемой роли во время разбоя 2011 г.", но ему не позволили самому защищаться.

Сенусси сказал, что "соглашение" об экстрадиции "ливийского" "правительства" с Мавританией, где он жил со своей семьёй после окончания [контр]революции, включало существенный платёж.

"Я настаиваю на повторном расследовании моего дела в Международном уголовном суде", - сказал Сенусси во время интервью: "Как они могут позволить им [ливийские власти] пытать меня в Ливии? Они знают, что это смертный приговор [в Ливии] ". (Как будто Сенусси не знает, что в Гааге он и до "приговора" не доживёт, как Милошевич. В Ливии крысы хоть мести со стороны племени боятся, а в Гааге крысы не боятся ничего - пер.)

Сенусси сказал, что его держат в одиночной камере, он получил несколько свиданий с родственниками и ему разрешили позвонить своей жене. Он не стал комментировать условия содержания в тюрьмах.

Багдади аль-Махмуди

Аль-Махмуди заявил, что не имеет адвоката во время всей фазы следствия и, как только у него появился "доступ" к адвокату, он не был в состоянии встретиться с ним наедине. Он сказал, что ему угрожали и пытали во время допросов. Он утверждал, что он был подвергнут пыткам электричеством четыре раза. Он сказал, что его лечение было недавно изменено и что он "начал получать более гуманное отношение".

Он сказал, что суд, в котором он и другие были осуждены, назначил 26 заседаний, но адвокаты были допущены, только на три заседания, а остальные были "формальными", - заявил Аль-Махмуди: "председательствующий судья разрешил защите вызвать только трёх свидетелей, ссылаясь на "временные ограничения" и "давление со стороны общественности".

Он сказал, что его адвокаты не смогли "говорить правду" в суде, опасаясь репрессий, и что он был не в состоянии допросить ни одного из свидетелей обвинения против него. Он сказал, что было разрешено выступать в суде, но судья прервал его, и что он не получил фактического права защищать себя. Он сказал, что он подписал необходимые документы, так что его адвокат может подать апелляцию на смертный приговор от его имени. Он сказал, что окончательный приговор отразил "исходное обвинительное заключение", указывая, что приговор был назначен с самого начала.

Он сказал, что разрешили некоторые семейные визиты и было разрешено говорить по телефону с членами семьи два(!) раза. Он сказал, что он страдает от ряда хронических заболеваний, включая сердечные и высокого кровяного давления, диабета и астмы, но он не стал комментировать условиях содержания под стражей.

Абу Зейд Дорда

Дорда сказал, что, по крайней мере, три адвоката его семьи просили представлять его, но снялись из-за давления вооружённых банд, и что ему никогда не позволяли поговорить наедине с любым из них. Он сказал, что нанял своего нынешнего адвоката во время судебного заседания за две или три недели до последнего заседания после того, как последний адвокат отказался от ведения дела.

Он сказал, что попросил судью позволить частный визит с нынешнему адвокату, но что тюремные власти настаивали на своём участии в свиданиях. Он сказал, что они записали всё, что он сказал своим адвокатам, и что тюремные власти сняли фотокопии письменных показаний, которые он написал для своих адвокатов.

"В судебных заседаниях", - сказал Дорда: "я был в состоянии говорить только время от времени. Но в течение последних заседаний по вопросу признания вины, когда он попытался говорить, "судья" отказал, сказав: "У вас есть адвокат." Дурдах сказал, что ни один из ключевых свидетелей по его делу не явился в "суд". Он сказал, что "судья" позволил ему представить двух свидетелей защиты на одном из заседаний, но они были в восточной части страны и не смогли приехать в Триполи, чтобы свидетельствовать, из соображений своей безопасности.

Дорда сказал, что он полагал, что "судьи" не дали достаточно времени, прежде чем они представили свои вердикты, чтобы прочитать все материалы и показания, представленные от имени 37 обвиняемых в ходе судебного разбирательства.

Дорда сказал, что его здоровье остаётся хрупким из-за травм в начале его содержания под стражей, он сказал, что содержится в одиночной камере с момента его ареста три года назад. Он не жалуется на нынешние условия содержания в тюрьме и сказал, что он получил несколько свиданий с родственниками, хотя охранник всегда присутствует.

Адвокат

19 сентября, человек Human Rights Watch встретился в Триполи с одним из адвокатов обвиняемых. Он сказал, что ему угрожают вооружённые банды, потому, что он взялся за защиту бывших чиновников. Адвокат заявил, что власти отказали его неоднократным просьбам встретиться в частном порядке с его клиентами, хотя личные встречи являются важной гарантией процесса. Он сказал, что тюремные власти аль-Хадбы либо записывают все разговоры или охранник остаётся в комнате во время встречи.

Он сказал, адвокаты не имеют достаточного времени для подготовки дел, а судьи сказали адвокатам, которые жаловались на это: "Если вы не готовы к защите мы назначим "общественных защитников" на ваше место". Адвокат сказал, что он получил 500 страниц, когда запросил материалы дела, но он не имел достаточно времени, чтобы изучить все документы. Он также заявил, что уголовное преследование скрывает важные документы, в том числе, 36 000 страниц доказательств. Он сказал, что некоторые юристы смогли получить некоторые из этих документов после многочисленных запросов.

Он также заявил, что использование помещения в тюрьме для заседаний суда не подходит, и что было отсутствие надлежащих судебных процедур. Он сказал, что охранники "относятся к юристам плохо" и некоторых из юристов выгоняли несколько раз.

Адвокат также сообщил, что прокуратура использовала для доказательства записи допросов, вместо того, чтобы искать улики против подсудимых. "[контр]революционеры проводят допросы, но мы даже не знаем, как они будут использованы и кого допрашивали", - сказал он. Отвечая на вопрос адвокатов о заявлениях обвинения о "законах правосудия в переходный период", он заявив, что закон, разрешает использовать материалы допроса [под пыткой] и неопределённый срок досудебного содержания под стражей. Он также сказал, что несколько обвиняемых подверглись жестокому обращению в тюрьме, но пока что прокуратура не ведёт обещанного расследования.

Адвокат отметил, что "работа" обвинения по сбору "доказательств" не соответствует тяжести обвинений, которые предусматривают смертную казнь, как за убийство. Он сказал, что, учитывая серьёзность обвинений, он считает, что не все надлежащие процессуальные гарантии были предоставлены в ходе судебного разбирательства, и что было "огромное смешение вопросов со стороны обвинения без предъявления каких-либо убедительных доказательств."

По словам адвоката, "суд" ограничился тем, что вызвал только двух или трёх свидетелей защиты в каждом конкретном случае. Он сказал, что это нарушает "закон Ливии", так как "суд" не может отказать в допросе свидетеля без обоснованного оправдания. Он также сказал, что некоторые из свидетелей в суд не пустили. Он сказал, что охранники оскорбляли одного из свидетелей, пришедшего для дачи показаний от имени должностных лиц и даже били свидетеля.

https://www.hrw.org/news/2015/10/26/libya-gaddafi-son-speaks-jail

Соцсети

Опрос

К какой религиозной конфессии вы себя относите или не относите ?
атеизм
20%
агностицизм
4%
христианство
44%
ислам
10%
буддизм
8%
другое
14%
Всего голосов: 111

Темы на форуме