Зелёный Социализм

Мы победим. Но не силой оружия, а силой примера

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 пользователь и 16 гостей.

Пользователи на сайте

Ресурсы

Красное ТВ Левый Фронт – Земля крестьянам, фабрики рабочим, власть Советам!
kaddafi.ru - это сайт,где собраны труды Муаммара Каддафи и Зеленая Книга Сирийское арабское информационное агентство – САНА – Сирия: Новости Сирии
Трудовая Россия чучхе Сонгун
Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть!» АВАНГАРД КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ ТРУДОВОЙ РОССИИ
Инициативная группа по созданию международного движения «Коммунистическое развитие в 21 веке»
Политическая партия "КОММУНИСТЫ РОССИИ" - Тольяттинское городское отделение
Защитим Мавзолей!
За СССР! Есть главное, ради которого нужно забыть все разногласия
Владимир Ленин - революционер, мыслитель, человек
За продолжение дела Уго Чавеса!
Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки - Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки
Проект «Исторические Материалы» | Факты, только факты, и ничего, кроме фактов...

Help!

Разместите баннер у себя на сайте или в блоге:

Радикальные мадалиты Ливии - еще одна угроза.

Радикальные мадалиты Ливии - еще одна угроза.
https://www.alaraby.co.uk/english/indepth/2018/5/9/libyas-radical-madkha...


Франческа Мануччи

The New Arab, 9 мая 2018 г

В девять часов утра, Халед аль-Бури проходит со своим сыном Мохаммедом через обломки их дома в районе Гизы в Сирте.


Гиза

Гиза была населенным районом в родном городе Каддафи, а в 2015 году была выбрана местным ИГИЛ в качестве столицы своего «Халифата в Магрибе».

После "семи месяцев ожесточенных боев", гибели "700" солдат и "3000" раненых, город был официально захвачен мисуратянами во второй раз 6 декабря 2016 года.
С тех пор прошло шестнадцать месяцев, но под обломками Сирте остаются еще сотни трупов.

Район города, выходящий на море, стал "театром финальной битвы", теперь он разрушен и необитаем. Здесь повсюду "обломки оружия", разбросанного среди обгоревших автомобилей и воронок от 500-фунтовых или около того бомб.

Иногда какой-то житель ходит по развалинам этого города-призрака в поисках своего прошлого.

«Мне не нравится возвращаться сюда, - говорит Халед, с остатками керамической вазы в руках: «Я жил в этом доме двадцать пять лет, и для меня это слишком болезненно, но мой сын просит меня вернуться, чтобы поискать его вещи, поэтому, я привожу его сюда раз в месяц».

На стене комнаты, которая когда-то была его спальней, Мохаммед пишет маркером: «Мои воспоминания погребены под этими камнями». На выцветших светло-голубых стенах видны тени фигурок, останки Мики Мауса, вдавленные в штукатурку, осыпавшуюся и пробитую шрапнелью.
Нет работы, школы пытаются открыть. Инфраструктура, в значительной степени, разрушена, и вся Прибрежная дорога была охвачена зловонием от разрушенной канализации. Сегодня семья Халеда живет с родственниками в пригородном районе города.
В комнате на первом этаже разрушенного дома календарь свисает с дверцы шкафа, он так и остался на феврале 2011 года - дате "ливийской" [контр]революции.

Даже надежды тысяч ливийцев, похоже, исчезли семь лет назад.

«"Правительство" сообщило нам, что они нам "помогут", - продолжает Халед: «Но ясно, что у них есть деньги на войну [и разбоев], но никогда не бывает денег, чтобы помочь жертвам [войны и разбоев].

«Здесь остались мины, и нет чистой воды, наши дети заболеют, и мир снова покинет нас. Сирт был наказан [мисуратянами] после [контр]революции, [они] пустили [сюда] ИГИЛ, - и теперь они, по-прежнему, нас наказывают».

В 2015 году разбои ИГИЛ в Северной Африке использовали "политическую нестабильность", "вакуум власти" [Аль-Каиды в Дерне ]и старые племенные споры [банду ансар-аш-Шариа] для проникновения в Ливию. И хотя ИГИЛ, в значительной, степени побежден, и вывезен из этого города, "эти условия" выступили "в роли катализатора" в росте ИГИЛ, и они далеки от устранения. (ИГИЛ не поделило поляну с Аль-Каидой в Дерне и ему выделили Сирт - с населением, налогами, финансированием из Триполи, ансарники, захватившие контроль над городом, моментально "пепеприсягнули" и получился "ИГИЛ в Ливии" -пер.)

"Экономика Ливии" переживает серьезный кризис - "государственные" служащие часто не получают зарплаты, и все меньше и меньше людей доверяют "правительству" Триполи, которое поддерживают международные сообщники.

Похищения людей и вооруженные нападения на верхней строчке в списках жалоб людей. В течение одной недели военный прокурор Масуд Эрума был похищен вооруженными разбоями, принадлежащими к "неопознанной" банде, а конвой "верховного" "гавнокомандующего" (бывшего главаря незаконного ВНК, ихвана из Мисураты -пер.) Абдеррахмана Свихили был обстрелян из засады вооруженной группой в районе Гариана.

Мощные банды Мисураты, организованные впервые в начале Накбы и агрессии НАТО против Каддафи, также были наиболее активными в "битве за Сирт". Они состоят из сброда под названием "Буньян аль-Марсос", которому формально поставлена задача "обеспечения безопасности города".

«Город безопасен», - говорит "генерал" Мохаммед ан-Наас, главарь мисуратян, отвечающий за "безопасность Сирта": «Город сильно пострадал, 500 американских бомбежек добили город во время "войны", было повреждено около 2000 зданий, и, конечно же, под обломками по-прежнему находятся сотни трупов".

«Но нет(!) никакого риска возвращения ИГИЛ в город, мы также "победили спящие ячейки".

Однако, оптимизм главаря мисратян подрывается нападениями в "остальной части страны".

В последние недели в Ливии было совершено три нападения, последнее из которых был взрыв автомобиля-бомбы на КПП в Ваддане, центральная Ливия. В начале февраля при нападении на нефтяное месторождение Дахра убиты три хафтарника, а 10 февраля еще одна автомобильная бомба взорвалась на КПП 90-й км к востоку от Сирта, также мишенью были хафтарники.

«Они изменили свою стратегию», - продолжает ан-Наас: «Их мало, но они опасны. Теперь они действуют группами по четыре-пять человек максимум, они атакуют контрольно-пропускные пункты. Они не хотят никого победить, они просто хотят показать, что они все еще могут дестабилизировать страну"

ИГИЛ "снизило активность", после потери Сирта происходят спорадические нападения.

«С тех пор, они рассеялись, в основном, на юге страны, в районах вне "контроля", у них там несколько сотен разбоев».

Цели ИГИЛ "все те же": нефтяные объекты и "стратегические города", но, в отличие от 2015 г, их цель состоит не в том, чтобы "изгнать или победить", а в том, чтобы подорвать "безопасность" и обозначить свое присутствие.

«Их зоны "влияния" изменились, - говорит ан-Наас: «От тунисских границ на юг, к Чаду и Судану, у них есть союзы с вооруженными группами этих стран, а также с малийскими разбоями, а несуществующие южные границы Ливии гарантируют прохождение новых разбоев и оружия. (при том, что основной поток идет из "спокойного" Туниса, где ихванам снова "нарисовали победу на выборах" -пер.)

«В настоящий момент союзы этих групп не носят ни идеологического, ни религиозного характера, необходимо "гарантировать доход через торговлю оружием, наркотиками и людьми" и "вооруженный контроль над этими райономи". Так сказать, взаимная экономическая выгода и контроль над регионом». (Чтобы "контролировать регион" и "захватить контрабандные тропы" ИГИЛ нужно на ливийской стороне подвинуть тубу, туарегов, зувай, улад-соломон, гат - систему со сложившимися связями вплоть до "правительств" в Триполи и Байде, до Рима и Парижа. А для этого нужна военная сила и бои для её демонстрации. А для этого нужна техника, включая тяжелую, горючее, снабжение и места базирования "сотен" разбоев и тачанок - с водой, жратвой и бензином. Ничего "ЭТОГО" у ИГИЛ на юге нет. А у племен - есть. Сообщения о грабеже бензовозов, "как оказалось", относятся к разбоям "Бригады защиты Бенгази" - "сбродной селянки" из исламистов, бежавших из Бенгази - которую крышует Мисурата и ихваны из Триполи. Вот этих разбоев и выставляют под видом "ИГИЛ" - пер.)

Офис Исмаила Шукри, главаря "разведывательного агентства Мисураты", просторный и пустой.

На стене справа от его стола на экране отображаются изображения из камер видеонаблюдения здания, на левой стене телевизор транслирует египетскую мыльную оперу.

На Шукри бежевый костюм, он двигался элегантно, он сидит в офисе с раннего утра и, как и многие отцы в Мисрате сегодня, не сопровождал своих детей в школу. Учителя города, которым месяцами не выплачивалась зарплата, бастуют уже несколько дней.

Шукри демонстрирует гораздо меньше оптимизма, чем "во время войны в Сирте", его стол, полон бумаг на подпись, но Шукри нервно размышляет над записной книжкой.

«Оставьте нас в покое» - это первые слова, которые он сказал, почти сердито: «Я беру на себя ответственность за эти слова как чиновник, лучше, если западные страны оставят нас в покое, а не будут издеваться над нами с их невыполнимыми соглашениями".

Он имел в виду пресловутое "соглашение" с племенами тубу и улад-соломон в Сабхе, широко разрекламированное министром иностранных дел Италии Марко Миннити.

«Эти европейские призывы к "мэрам юга" не представляют никого, - сказал Шукри: "В Сабхе уже несколько недель эти племена воюют, потери среди гражданских лиц, больницы не знают, как справиться с этим наплывом раненых, районы в руках вооруженных групп - и мы можем сказать, что "на всей территория все меньше и меньше ливийцев, и всегда больше контролируются разбоями" "из соседних стран". (собственно, в этом и состоит стратегия Мисураты после того, как племена изгнали их "щит катара" №3 из Сабхи, Таманахинта и Джуфры, а также топливная блокада и разжигание вражды. Похоже, что мисуратяне получили контроль над итальянскими деньгами "для Юга". А когда "все окончательно развалится", мисуратяне рассчитывают вернуться на Юг в качестве "освободителей" и "стабилизаторов". Если уж Мисурата с ей армией разбоев получила по рукам и по заднице на Юге, то ИГИЛ с назвязываемой "аналитегами" "контрабандой нефти, оружия, наркотиков и мигрантов", ага, круче Мисураты в голой пустыне. - пер.)

«И если международные сообщники после "освобождения" Сирта покинули нас, гораздо лучше, чтобы Европа оставила нам самим решать наши проблемы, потому, что, на данный момент, это только усугубляет их». (связь с итальянцами очень компрометирует мисуратян, но без макаронников останется Турция и Катар, а они, в отличие от макаронников, не готовы к открытой высадке в Ливии, да и их отношения с Западом "несколько изменились" -пер.)

Во время "битвы за Сирт" группы разбоев ИГИЛ "бежали в южную Ливию", как из Сирта, так и из Бенгази.(большая часть разбоев из Сирта была вывезена пиндосами морем -пер.) Шукри говорит, что среди них был человек по имени Абу Мохад, иракец, который, по словам Шукри, играл "центральную роль в иерархии организации ИГИЛ" и "реорганизовал своих разбоев на юге".

«У них также есть тренировочный лагерь у Хураша, в 150 км к югу от Аль-Хуфы», - говорит Шукри: «Пустыня выходит из-под контроля и является самым безопасным местом для них на данный момент. Все видят все, в Ливии сейчас есть американцы, которые "следят за действиями ИГИЛ" со своими беспилотными летательными аппаратами. За последние 11 месяцев американцы "бомбили ИГИЛ" в Ливии "восемь раз", что свидетельствует о том, что группа "явно" "активна" и "считается опасной" для "всех", как внутри страны, "так и за ее пределами". (цирк и клоуны - никаких доказательств наличия ИГИЛ не было предоставлено - фотки "с места бомбежек" говорят о чем - угодно, только не о наличии вооруженной организации в размере батальона, о чем трубят пиндосы и подпиндосники, и не о применении 500-фунтовок, которые 10 "стратегов" В-2 вывалили на из головы. Достаточно сравнить эти фотки с фотками бомбежки пиндосами лагеря ИГИЛ в Сабрате. -пер.)

Генерал-лейтенант Роберт Эшли, главарь Агентства военной разведки, дал в прошлом месяце в Комитете по вооруженным силам Сената письменные показания: "ИГИЛ в Ливии остается грозной региональной террористической угрозой", пособники Аль-Каиды в Ливии распространяют свое влияние, особенно в неуправляемом южном регионе". (беда с логикой - если "распространяют влияние" - значит, не такой уж "не управляемый". - пер.)

Эти проблемы подтвердил последний "доклад A" от 12 февраля: «ИГИЛ обладает способностью совершать сложные террористические атаки» как «пустынными бандами», "действующими" в Южной и Центральной Ливии, так и "спящими ячейкам" , в других частях страны».

«С тех пор, как из выгнали из Сирта, в основном, они осели на юге страны, в районе "вне контроля, где у них несколько сотен разбоев"»

"Цели ИГИЛ все те же: нефтяные объекты и стратегические города, но, в отличие от предыдущего периода, их цель состоит не в том, чтобы "занять" или "победить", а в том, чтобы "подорвать безопасность" и "показать свое присутствие". (собственно, такую задачу исламистам и поставили пиндосы - дестабилизация под вывеской "ИГИЛ" для оправдания присутствия пиндосов в Ливии и соседних странах -пер.)

"Для меня экстремисты - одно и то же: ИГИЛ, салафиты, ихваны, мне все равно, как их называют", - говорит Шукри. - "Мне интересно убить их, если они будут опасны "для страны" ("государства Мисурата" - с "границами" и забором по образцу Израиля -пер.). Мы знаем здесь, в Мисурате и Сирте, 604-й батальон - это наша следующая проблема».

604-й батальон - бригада, созданная мисуратянами во время наступления Сирт из мадалитов, последователей одного из "течений исламистской мысли" в рамках большего салафитского движения.

Мадализм в Ливии теперь считается "самой актуальной угрозой".

Это ультраконсервативное течение салафитов, основанное саудовским шейхом Раби аль-Мадали, который был приглашен в Ливию в 1990-е годы Муамаром Каддафи, чтобы противостоять джихадистам и братьям-мусульманам.

Мадалисты незыблемо верят в авторитеты и власти, презирая демократию и западные традиции. Их "отказ от выборов" - одна из причин, по которой они так "популярны у диктаторов", и "одна из причин", почему Каддафи выбрал мадалитов как союзников против «братьев-мусульман». Мадхалиты были верны ему даже во время [контр]революции. (ну, не так уж и "верны" - если посмотреть на состав разбоев Триполи, где значительную долю составляют мадалиты -пер.)

Мадализм был "настолько распространен под Каддафи", что "к нему присоединился один из его сыновей Саади". (в традиции пиндостанской пропаганды - натягивание противников на любую текущую проблему - баасистов на ИГИЛ в Ираке, каддадфу на ИГИЛ в Сирте, теперь Саади на салафитов в Мисурате, что подхватывают "аналитеги" и вставляют, куда ни попадя. - пер.)

Местные источники говорят, что Саади Каддафи стал салафистским учеником и мадалитом, (а Саиф аль-Араб -типа "ихваном в Зеленых горах", а Саиф - "друг ихванов" - пер.) и он "провел несколько встреч в Триполи с шейхами мадалитов, которые утверждали, что они "эксперты в юриспруденции".

У Саади были "крепкие связи с саудовскими шейхами", и, в начале [контр]революции 17 февраля мадалитские шейхи из Саудовской Аравии отправили фетву, заявив, что революция против Каддафи была «мятежом», - они говорили людям "оставаться дома" и "не выходить на улицы".

Через несколько месяцев после [контр]революции мадалиты в Ливии стали уничтожать исторические мечети, святыни и суфийские библиотеки. Их также подозревают в том, что они несут ответственность за недавние нападения на суфийские мечети в стране. (а так же в уничтожении могил родственников Каддафи - "от большой дружбы с Саади" -пер.)

Сегодня мадалиты, которые контролируют больше мечетей, чем любая другая группа в Ливии, становятся все более распространенными в стране.

Их рост делает "балансирующие действия" тех, кто "привержен национальному примирению", все сложнее. (после ослабления позиций Мисураты в Ливии, ей хунта вынуждена искать союзников - включая 604 батальон, поскольку салафиты подняли восстание против ИГИЛ в Сирте, несмотря на "любовь к авторитетам и властям" -пер.)

На западе самой мощной мадалитской бандой стали [бывшие] "роты поддержки" Абдеррфауфа Кары. Он контролирует аэропорт Митига и большую часть города, а также личную безопасность Файеза Серраджа "премьер-министра" присланного ООН ПНС-2 в Триполи. (теперь они имеют "статус судей" и формируют "бюджет" за счет реквизиций -пер.)

Всего несколько месяцев назад разбои Кары ворвались на выстаку комиксов в Триполи и арестовали участников и организаторов, обвинив их в «ослаблении религии и увлечении иностранными традициями».

На востоке мадалиты поддерживают генерала Хафтара, чьи сыновья Халед и Саддам, согласно местным источникам, возглавляют две бригады салафитов, "контролирующих Бенгази при помощи массовых казней и произвольных расстрелов". (известен один случай - после взрыва мечети майор Варфали расстрелял десять пленных "разбоев ИГИЛ" -пер.)

Когда Хафтар начал свою "Операцию керама" в восточной Ливии, шейх Раби аль-Мадали выпустил фетву о необходимости поддержки салафитами Хафтара против «братьев-мусульман».

"Именно в этом контексте, Хафтар распустил салафитскую бригаду мадалистов, известную как "бригада Таухид", и включил ее в свою армию, разделив салафитов между различными бригадами и подразделениями, такими как 210-й пехотный батальон и "спецназ Сайка" - 302-й батальон", - говорит Ахмед Сала Али из Alantic council.

В Мисурате и Сирте мадалиты сформировали 604-ю бригаду, первоначально воевавшую в Сирте против ИГИЛ, но которая в последние несколько месяцев становится "все более угрожающей и могущественной".

Многие члены бригады принадлежат к племени форджан, племени Халифы Хафтара. "Генерал"-мошенник утверждает, что "поддерживает их", выступая, однако, за пределами Ливии, как "единственный, кто защищает секуляризм против исламского экстремизма".

"Сейчас", - говорит один местный источник, который попросил остаться анонимным по соображениям безопасности: "мадалиты на востоке и западе замышляют и укрепляют союзы "под столом". Хафтар знает это очень хорошо, и все чаще его люди приезжают в Мисрату или в Триполи.

«Есть мадалиты, связанные с Хафтаром, которые каждую неделю посещают мадалистские группы как в Мисрате, так и в Триполи. Мы чувствуем, что они создают "условия для облегчения прихода Хафтара на запад", как это было во время войны в Сабрате в сентябре. И разбои Триполи имеют решающее значение для этих групп, потому, что именно из Триполи поступают деньги для мадалитов».

По словам источника, группы получают крупные суммы наличных денег из Саудовской Аравии. Шейх Раби аль-Мадали также отправляет аудиовизуальные сообщения и фетвы своим последователям через Абу Обейди, ливийского шейха, который был его учеником в шариате в Медине, где сейчас находится Мадали.

«Мы знаем, что из аэропорта Эр-Рияд идут денежные потоки, силы Кары контролируют аэропорт и произвольно решают, кто и что возит или вывозит из страны», - говорит наш источник.

«Убедить мадалитов невозможно, они сильны, вооружены в военном отношении очень хорошо, у них есть свои школы Корана в Триполи, и их все больше и больше. Брат бывшего [убитого] мэра
Мисураты - мадалит, и даже там, в Мисрате, они хотят влиять на решения "муниципального совета". (физически и юридически изгнанного хунтой города -пер.) Они хотят "войти в институты" и доминировать над ними. Это их стратегия сейчас».

Источник, который участвовал во время "битвы за Сирт", напоминает, что даже тогда было ясно, что мадалиты "станут проблемой для стабильности Ливии".

«У них были свои полевые госпитали, где они сожгли ливийский флаг. Они не сражались "за нашу страну", они ведут собственную религиозную войну, одни салафиты [мадалиты] против других салафитов [ИГИЛ]».

Имам мечети Сирта был членом племени форджан, и, поэтому, мечеть стала ключевой целью 604-го батальона. Многие из племени форджан были убиты ИГИЛ в мечети в 2015 году.

«Они хорошо обучены», - говорит источник: «Мы все знали, что мы нуждаемся в них "в битве за Сирт", но, в то же время, мы знали, что их организация станет угрозой. И теперь мы видим то, что мы предвидели». (какая "прозорливость", кто бы мог подумать... -пер.)

Мадалиты сегодня "воюют на трех фронтах", не ведя боевых действий, а демонстрируя "твердую верность доктринам", которым они должны следовать.

Если, предположительно, эти три группы объединятся под одним командованием, они сформируют мощный всепроникающий ультраконсервативный блок с единственной целью - создать фактическую теократию, влияющую на ливийскую политику без формального участия в структурах власти.

"И это", - говорит наш местный источник: "будет в точности целью их недавних встреч".

Исмаил Шукри не отвергает такую ​​возможность. «В Мисурате 604-й батальон формально "зависит" от местных разбоев, но что-то, безусловно, происходит "в тени".

В Сирте такие граждане, как Халед, считают, что мадалиты действуют так же, как ИГИЛ.

«Не так уж много разницы, теперь они делают то, что джихадисты делали в самом начале: они "очень хорошо относятся к нашим детям", и они "обеспечивают безопасность" и "служат". Но ясно, что они имеют долгосрочный проект".

«Нам не ясно, интересно ли это также Западу, который через Сарраджа и Хафтара поддерживает и дают легитимность этим экстремистским группам».

Поэтому, в ближайшем будущем вопрос будет заключаться в том, чтобы понять "долгосрочные цели салафитов" (или Запада? -пер.) в Ливии и государств Персидского залива, которые их поддерживают, и каковы последствия растущего присутствия проповедников Мадали в рядах Хафтара. (при штабе хафтарников создано "Управление морального воспитания" -пер.)

В западном анализе существует тенденция к упрощению ситуации - считается, что только "секуляристы воюют с фундаменталистами" в Ливи, - и значительный риск воспроизведения схемы, уже наблюдавшейся в прошлом, когда члены организации Ансар аш-Шариа построили свою структуру через проникновение в полицейские службы, городское управление и распространение их религиозных институтов, получивших поддержку "значительной части населения".

И все большее число молодых людей присоединяется к движениям салафитов в Ливии.

Альянс между Хафтаром и салафитами- мадалитами может быть чрезвычайно полезным для обоих. Мадалиты стремятся иметь сильное присутствие в общественной жизни, контролируют все большее число мечетей и зазывают "в свою палатку" безработную молодежь и другие уязвимые слои общества. Тем временем, Хафтар "нуждается в народной поддержке", а также в живой силе для своих войск.

Объединение этих двух элементов - "народной поддержки" и "военной силы", может продвинуть Хафтара, поскольку "Ливия" (Запад в лице ООН -пер.) стимулируют возможные "выборы", как "единственное решение многих проблем страны".

Риск состоит в том, что, в надежде на установление стабильности, иностранные правители будут слепо поддерживать ультраконсервативные группы - прямо или косвенно - которые, несомненно, создадут "большие проблемы в будущем". (Имеется "большой опыт в прошлом" в насаждении таких схем - от сионизма, бартьев-мусульман, ансарников и ИГИЛ до фашизма/нацизма, власовщины и бандеровщины - пер.)

Теперь и "Серрадж", и "Хафтар" используют салафитов против своих соперников, но эта "кооптация" мадалитов, финансируемых и поддерживаемых идеологически саудовцами, рискует дестабилизировать всю северную Африку и радикализировать новое поколение молодых людей - разочарованных и безработных.

Прим. пер.: источник мелкобританский, то-есть проихванский, и понятна озабоченность ихванов (Катар) наличием соперников салафитов-вахаббитов-мадалитов (КСА) в связи с "осложнением" положения из базы - Катара в ходе войны на Ближнем Востоке.

Соцсети

Опрос

К какой религиозной конфессии вы себя относите или не относите ?
атеизм
21%
агностицизм
4%
христианство
44%
ислам
10%
буддизм
9%
другое
13%
Всего голосов: 103

Темы на форуме